search
года
рубрики
Семья Ульяновых (по  ...
Семья Ульяновых (по ...
Львов. Площадь Рынок ...
Львов. Площадь Рынок ...
Портрет Низами Гяндж ...
Портрет Низами Гяндж ...
Бегун на дистанции
Бегун на дистанции
Перекоп Форсирование ...
Перекоп Форсирование ...
Мир космосу
Мир космосу
Крылатый конь Чхолли ...
Крылатый конь Чхолли ...
Народная борьба &quo ...
Народная борьба &quo ...
Раздача советских га ...
Раздача советских га ...
Ф. А. Васильев. &quo ...
Ф. А. Васильев. &quo ...
top

Саят-Нова

Саят-Нова
Сая́т-Нова́ (арм. Սայաթ-Նովա; перс. سایات‌نووا; груз. საიათ-ნოვა; азерб. Sayat-Nova), псевдоним Арутюна Саядяна (арм. Հարություն Սայադյան) (1712—1795) — армянский[1] поэт, музыкант, ашуг, мастер любовной лирики.

На протяжении более чем 150 лет жизнь и творчество известного поэта является предметом дискуссий в среде литераторов, языковедов, историков и философов. Тем не менее, множество важных обстоятельств и подробностей его жизни до сих пор не до конца выяснены и не изучены. Во многом, это вина самого поэта — великого мастера литературных мистификаций, автора своего неповторимого закодированного языка. Достоверных сведений осталось немного — это случайные факты из песен поэта, страницы рукописных сборников, составленных им и его сыном Оганом, рукописи, переписанные Саят-Новой, письменные грузинские источники, воспоминания современников, которые знали его лично, и пересказы. Поэт писал стихи на нескольких языках — армянском, грузинском, [2] [3] азербайджанском [3] и фарси[источник не указан 149 дней].

Биография

Происхождение

Исследователи указывают разные даты рождения поэта — 1712, 1717, 1722 гг. Наиболее вероятной считается дата, предложенная Георгом Ахвердяном, первым биографом Саят-Новы, — 1712 год.

Саят-Нова родился в Тифлисе, в бедной семье, при крещении получил имя Арутюн Саядян (на тифлисском диалекте армянского языка — Арутин). Его отец, Махтеси Карапет Саадян был беженцем из Алеппо, а мать — Сара, родом из Санаина (север Армении), известного своим средневековым монастырем. Семья поэта жила в Авлабаре, тогдашней армянской окраине города. Отец был глубоко верующим человеком: приставка Махтеси к его имени означала, что он совершил паломничество в Иерусалим. Единого мнения о месте рождения поэта нет, но считается, что Саят-Нова родился и вырос в Тифлисе. Про это он сам пишет в своем стихотворении:

    «Где ж родился Саят? Сказал тот — Хамадан, Этот — Инд. Нет, отец мой из дальних был стран: Жил в Алеппо; а мать — авлабарка; мне дан Свет в Тбилиси — свою в нем нашел я судьбу».
    (перевод К. Липскерова).

Со временем стали известны свидетельства грузинского царевича, члена Российской академии наук, Теймураза Багратиони (1782—1846): Саят-Нова «был родом из Санаина — села удельного имения царевича Георгия, из армян, проживавших в Грузии». Со слов Теймураза, будущий поэт был крепостным отца Теймураза, Георгия (позднее — грузинского царя Георгия XII). Поэтому существует версия (М. Асратян) про Санаин, как место рождения поэта. В пользу этой версии говорит и то, что мать поэта, крепостная царевича Георгия, была родом из Санаина.

В одном из своих тюркоязычных песен Саят-Нова пишет:

    Саят-Нова в вере тверд, он армянин ...[4]

Детство и юность

С детства мальчик проявлял необычайные способности и тягу к музыке и стихосложению. В детстве он начал писать свои первые стихи, учился играть на восточных музыкальных инструментах, сочинял песни на собственные стихи. В авторском примечании к армянской песне «Красавица, певца Шахатаи ты унижать не станешь…» он пишет:

    «Я, сын махтеси Арутин, сызмальства до 30-ти лет занят был всякими песнями, а споспешествованием святого Карапета научился играть на каманче, чонгури и амбуре».

Саят-Нова имел также незаурядные способности к науке. Неизвестно, имел ли Саят-Нова начальное образование. Орфографические и грамматические ошибки, которые исследователи находили в рукописных сборниках песен, переписанных Саят-Новой, говорят о том, что, скорее всего, он не получил систематического школьного образования (Г.Асатур, П.Севак). По другой версии (Налбандян В. С.), считается, что начальное образование он получил в школе при армянском монастыре в Санаине. Саят-Нова владел закавказскими языками — армянским, грузинским, азербайджанским, их диалектами, а так же фарси, включая ее белуджскую версию, считавшейся литературной вершиной персидского языка.

Однако его одарённость не сулила заработков, семья его жила бедно, и Арутюна ещё в детстве отдали учиться ремеслу ткача. По мнению Георга Ахвердяна, и в этом Саят-Нова проявил свой гений. Он изобрёл портативный ткацкий станок, благодаря которому мог заниматься ремеслом дома. В то время ткачи работали на улице — громоздкие станки занимали много места. В дальнейшем, на протяжении всей своей мирской жизни, он кормил семью именно ткачеством.

Ашуг

Георг Ахвердян считал, что, как и многие ремесленники-ашуги, Арутин стал интересоваться песнями уже в годы обучения ткацкому ремеслу.

Саят-Нова оставил ткацкое ремесло и стал ашугом, несмотря на то, что заработок у представителей этой профессии был очень нестабильным. Всё больше времени он посвящал народному просвещению как певец-поэт. В стихотворной форме на трёх языках он воспевал начала жизненной мудрости, морали, осуждал распущенность и спесивость «сильных мира сего». Интересно то, что его песни на разных языках ни смыслом, ни формой никогда не повторяли, а лишь дополняли друг друга.

«Я — Саят-Нова!» — так он назвал сам себя. Значение этого имени стало поводом для споров, исследователями было предложено множество вариантов: «Знаменитый охотник», «Новый учитель», «Царь песнопений», «Владыка музыки», «Похититель сердец песней». Все они были отвергнуты, и наиболее верным и приемлемым стала считаться этимология «Внук Саяда» или «Саядян». Однако народ и сейчас называет Саят-Нову «Царь песнопений».

Саят-Нова, по единодушным свидетельствам современников, был несравненным музыкантом и певцом с чарующим голосом. По мнению поэта Паруйра Севака, который получил сразу докторскую степень за кандидатскую диссертацию «Саят-Нова», его талантов хватило бы на шестерых — композитора, музыканта, певца и трёх поэтов.

Уровень мастерства ашуга выявлялся на соревнованиях. Соревновательным инструментом ашуга была эрудиция, загадки и языковые каверзы. Победой считалось нанести удар своему конкуренту каверзным вопросом в людном месте. Саят-Нова был мастером словесной эквилибристики. Существует легенда, будто один чужеземный ашуг спросил поэта, знает ли он такого известного ашуга — Саят-Нову, с которым он приехал соревноваться. Саят-Нова ответил ему на турецком: «Не знаю, не видел, не знаком», но он не понял ответа, тогда Саят-Нова добавил: «Я указал тебе его место». Те слова с другим ударением означали совсем иное: «Знай, это я; посмотри, это я; узнай, это я». Соперник снова не понял, на что Саят-Нова сказал: «Ты не понял моих слов, а еще хочешь соревноваться с Саят-Новой?!». В конце концов, чужеземец догадался, что перед ним Саят-Нова, и, пристыженный, убрался восвояси.

Мастер-ашуг, каким, безусловно, был Саят-Нова, использовал при записи своих произведений все известные ему азбуки. В вопросах терминов он позволял себе вольности, которые были понятны современникам Саят-Новы, но стали загадкой для потомков, так как были выдуманы самим мастером.

Придворный певец

Слухи о таланте и популярности молодого ашуга дошли и до дворца грузинского царя Ираклия II. В те времена Саят-Нова был крепостным у царевича Георгия и входил в его свиту. Существует версии знакомства поэта и царя. По одной из них, Саят-Нову выкрали лезгины во время набега на Тифлис, а Ираклий II смог его выкупить в Турции, на традиционном работорговом рынке, или же по пути туда. Тогда Саят-Нова либо был уже известным ашугом, либо Ираклий II стал первым, кто оценил его талант надлежащим образом и ввёл в свой двор. По другой версии, Саят-Нова мог участвовать в восточном походе Надир-шаха в свите Ираклия II, так как в стихах поэт говорит про Афганистан и Белуджистан как очевидец (И.Степанян).

Царь пригласил Саят-Нову к себе придворным поэтом и сазандаром. Именно с него началась традиция грузинского ашугства, так как до этого времени при дворе было принято петь на фарси — наиболее распространенном языке персидской ашугской школы.

Поначалу царь Ираклий был очень доброжелателен и благосклонен с Саят-Новой. Сам ашуг рассказывал, что перед ним не только были открыты все двери, его не только приглашали ради острословия, он также принимал участие в мирских делах. В каких точно — доподлинно не известно, хотя есть сведения, что Ираклий II отправлял его в Турцию с дипломатической миссией (И.Степанян). По свидетельствам известного литературоведа 2-ой половины XIX и 1-ой четверти XX столетия Мтацминдели (литературный псевдоним Захария Чичинадзе), царь оставил без внимания жалобу князей на едкий стих Саят-Новы про крепостничество и их просьбу запретить ему писать.

Но несмотря на ум и талант поэта, на благосклонное отношение царя, его жизнь не была беззаботной. Завистливые и напыщенные придворные, бездарные поэты, часто из знатных родов, высмеивали происхождение простолюдина, старались принизить, оговорить его, лишь бы только избавиться от талантливого, но дерзкого крепостного. Слово было его ремеслом, и спровоцировать его на соответствующую реакцию едкой сатирой было очень легко. В конце концов, зависть придворных и их клеветы достигли своей цели, и Саят-Нову выгнали из царского двора.

Также, изгнание поэта связывают с любовью к сестре Ираклия II Анни Батонишвили (Г.Асатур, П.Севак, Г.Бахчинян). Будто бы об этом свидетельствует обилие любовной лирики, которая, как считается, воспевает любовь поэта именно к этой женщине (сам поэт указывает на нее в поэзии). Но свидетельств современников нет, потому как никто из них не знал об этом романе. Эта версия кажется некоторым учёным сомнительной, похожей на месть простолюдина аристократу. Но Саят-Нова, будучи человеком высоконравственным, едва ли мог отблагодарить своему покровителю недостойным и пренебрежительным для Востока поведением (И.Степанян). По другой версии(А.Асланян), этой женщиной была дочь Ираклия II. Но в любом случае, кем бы ни была эта таинственная женщина, большинство исследователей склоняются к тому, что трагическая любовь наложила отпечаток на его судьбу.

Версия об изгнании ашуга только из-за любви к женщине не всём учёным кажется правдивой, ведь через 2-3 года Ираклий ІІ снова вернул его ко двору. Скорее всего, эта история стала известна царю через годы и, возможно, стала главной причиной окончательного отдаления Саят-Новы от двора и последующих преследований. После изгнания душевные мучения поэта усиливаются, он драматически переживает разлуку с любимой.

Годы в монастыре и смерть

В отношениях между придворными и Саят-Новой, беспощадно критиковавшем их, ничего не изменилось и после возвращения ашуга к двору. Но в этот раз Ираклий II, попавшись на крючок интриг, не дал поэту даже оправдаться и окончательно изгнал его. Враги Саят-Новы добились большего — они убедили Ираклия силой постричь поэта в монахи. Его выслали в армянскую церковь Анзали, в Персидской провинции Гилян, где он принял духовное имя Степанос. Спустя некоторое время ему позволили вернуться в Грузию. Саят-Нова продолжил службу приходским священником в поселке Кахи. Но на этом его несчастья не закончились. В 1768 году умерла жена Мармар, подарившая ему двух сыновей, Огана и Меликсета, и дочерей — Сару и Мариам. Ему был пожалован сан вардапета (ученого монаха), после чего он был выслал в Ахпатский монастырь в Лори, на территории Северной Армении. Согласно другой версии, поэт сам отказался от светской жизни и постригся в монахи (И.Степанян).

Несмотря на строгие правила монашеской жизни Саят-Нова продолжил свою творческую деятельность. Не прекратил он и контактов с внешним миром и своими слушателями, продолжая соревноваться в ашугском мастерстве.

В сентябре 1795 года, узнав о наступлении персидского шаха Ага Мохаммед Шаха Каджара на Грузию и его приближение к Тифлису, Саят-Нова спешно отправился из монастыря в столицу, где находились его дети, и отправил их на Северный Кавказ, в Моздок, а сам остался в Тифлисе. Персидские войска ворвались в город, грабя и убивая жителей. Вместе со многими другими христианами Саят-Нова искал приют в церкви святого Геворга под Мец Бердо. Персидские солдаты застали его там во время молитвы, они потребовали выйти из церкви и отречься от своей веры. Но Саят-Нова отказался и погиб под ударами персидских ятаганов.

Поэтическое и музыкальное наследие

Творчество Саят-Новы открыл почитатель армянской литературы и собиратель народных песен Георг Ахвердян (Ю. Ф. Ахвердов, 1818—1861), издавший первый сборник его стихов в Москве в 1852 году. Позднее вышли «Выбранные стихи» (Баку, 1914), «Полное собрание стихов» на армянском языке (Ереван, 1932).

Из всего литературного наследия в письменном виде сохранился лишь Давтар («Тетрадь»); к нему добавляют записи, сделанные сыном Оганом (Иваном Сеидовим) по заказу грузинского царевича Теймураза (1782—1846), который лично знал Саят-Нову. По данным исследователей, до потомков дошли 230 произведений Саят-Новы (60 — на армянским языке, 34 — на грузинском, 115 — тюркском; по данным Е. Мартиросяна 1937 года).

Творчество Саят-Новы исследовали Мирали Сеидов, Георг Ахвердян, Яков Полонский, Георг Асатур, Валерий Брюсов, Ованес Туманян, Иосиб Гришашвили, Морус Асратян, Георгий Леонидзе, Корнелий Кекелидзе, Александр Барамидзе, Леон Меликсет-Бек, Гарегин Левонян, Никол Акбалян, Рубен Абраамян, Геворк Абов, Сурен Арутюнян, Хорен Саркисян, Паруйр Севак, Сурен Гайсарьян.

Музыка сохранилась благодаря известному композитору и музыковеду Мушегу Агаяну (1888—1966) и певцу Шаре Таляну, которые собирали по сёлам его песни. Конечно, переходя от певца к певцу, песни Саят-Новы претерпели изменения, но в них сохранилась его сложная музыкальная стилистика, которая не только не упростилась в результате народных исполнений, но иногда даже стала ещё сложнее.

Центральное место в творчестве Саят-Новы занимала социальная и любовная лирика. Она сыграла большую роль в развитии поэтики армянского стиха. Поэт и переводчик Валерий Брюсов отмечал, что его произведения «исполнены ассонансов, аллитераций, повторных и внутренних рифм, он один из высших мастеров „звукописи“, каких знала мировая поэзия». В свое время стихи Саят-Новы на русский язык переводили Валерий Брюсов, Михаил Лозинский, Арсений Тарковский, Сергей Шервинский, Константин Липскеров, Юрий Верховский и другие.

Память о поэте

В память о великом поэте, традиционный праздник Вардатон (с армянского — праздник роз), который ежегодно проводится в мае, в Тбилиси отмечают у могилы Саят-Новы. Начало этой традиции было положено в 1914 году поэтом Ованесом Туманяном и художником Геворком Башинджагяном (1857—1925). Почитатели творчества Саят-Новы приходят к его могиле во дворе армянской церкви Сурб Геворк с ярко-красными розами на груди. Это праздник высокой поэзии и волшебной музыки. Многие годы на нем выступает наистарейший народный ансамбль «Саят-Нова», возглавляемый народным артистом Грузии Мукучем Казаряном.

В 1960 году на Армянском телевидении вышла музыкальная мелодрама Г.Мурадяна и К.Арзуманяна «Саят-Нова» с Бабкеном Нерсесяном в главной роли.

В 1963 году в Ереване появился проспект Саят-Новы. В этом же году был установлен памятник поэту (ск. А. Арутюнян, арх. Э. Саропян). На камне высечены слова ашуга:

    «Не всем мой ключ гремучий пить: особый вкус ручьев моих! Не всем мои писанья чтить: особый смысл у слов моих!»

По решению Всемирного Совета Мира, в 1963 году юбилей Саят-Новы широко отмечали во многих странах мира. Тогда же первый биограф поэта Паруйр Севак вместе с режиссёром Гургеном Баласаняном снял фильм-хронику «Саят-Нова» о праздновании 250-летнего юбилея поэта.

У 1967—1968 годах известный кинорежиссёр Сергей Параджанов сотворил свой известный шедевр — фильм «Саят-Нова», вышедший на экраны лишь в 1970-ом году со значительными купюрами. Переделанный, по требованию чиновников Госкино СССР, режиссёром Сергем Юткевичем, он стал называться «Цвет граната».
Сцена из фильма «Цвет граната», режиссера Сергея Параджанова.

В 2006 году режиссер Левон Григорян снял документальный фильм «Воспоминания о Саят-Нове». В нём представлены уникальные негативы оригинальных кадров, вырезанных из фильма Параджанова, которые чудом сохранились. Фильм демонстрировался на кинофестивалях «Золотой абрикос» (Ереван), «Владикавказ-2006» и Romacinemafest (октябрь 2006 г.).

Песни Саят-Новы в советские времена исполнял гусанский ансамбль песни и танца им. Саят-Новы под руководством В.Саакяна. Сейчас их исполняют известные музыканты и певцы — Дживан Гаспарян, Геворгян, Сергей, Сейран Мурадян, Грант Айрапетян, Татевик Оганесян, Шарль и Седа Азнавур и другие.

В 1969 году армянский композитор Александр Арутюнян создал оперу «Саят-Нова».

Именем Саят-Новы названы посёлки, улицы, школы, творческие коллективы. В 1986-ом году, в Бостоне (США) был создан танцевальный коллектив «Саят-Нова» (The Sayat Nova Dance Company of Boston (SNDC)). В честь поэта проводятся фестивали ашугского искусства и песенные конкурсы.

В честь Саят-Новы назван кратер на Меркурии.

Серии советских марок (СССР):
top