Товар успешно добавлен в корзину.

MarkiMira.ru - почтовые марки со всего мира!

info@markimira.ruКОНТАКТЫ
0товаров
Корзина0 товаров на сумму 0.00 руб
Тухачевский М. Н.
Михаи́л Никола́евич Тухаче́вский (16 февраля 1893(18930216) — 12 июня 1937) — советский военный деятель, Маршал Советского Союза (1935). Продвинулся по служебной лестнице во время Гражданской войны. Репрессирован в 1937 году по «делу военных», реабилитирован в 1957 году.

Учёба и Первая мировая война

Родился в семье обедневшего смоленского потомственного дворянина Николая Николаевича Тухачевского (слух о его польском происхождении — легенда)[1][2], мать — крестьянка. По окончании кадетского корпуса учился в Александровском военном училище, которое закончил 1914 г. не первым, по успеваемости, но в первой тройке, что давало ему возможность выбирать полк. В звании подпоручика назначен младшим офицером (заместитель командира) 7 роты 2 батальона в лейб-гвардии Семёновский полк. В начавшейся Первой мировой войне принимал участие в боях с австрийцами и немцами, был ранен, за проявленный героизм были предписания на 5 орденов различных степеней (5 орденов за полгода). В феврале 1915 г. его рота была окружена, он сам взят в плен. После четырёх безуспешных попыток бегства из плена отправлен в лагерь для неисправимых беглецов в Ингольштадте, где познакомился с Шарлем де Голлем. В сентябре 1917 г. пятая попытка бегства была успешной, и в октябре 1917 Тухачевский вернулся в Россию.

Гражданская война

Добровольно вступил в Красную армию, работал в Военном отделе ВЦИК, вступил в ВКП (б), назначен военным комиссаром Московского района обороны.

В июне 1918 года назначен командующим создаваемой 1-й армией Восточного фронта (причины назначения командующим армией бывшего заместителя командира роты, пробывшего на фронте полгода, проведшего почти всю войну в плену и какое-то время проработавшего в аппарате Советов, до сих пор неизвестны). Едва не был расстрелян в ходе июльского мятежа, поднятого командующим Восточным фронтом М. А. Муравьёвым. В августе 1918 года командовал 1-й советской армией, предпринимавшей попытку взять белый Симбирск и в ожесточённом сражении 27(14) — 30(17) августа 1918 года на подступах к городу потерпел поражение от частей Генерального штаба полковника В. О. Каппеля, в результате чего 1-я советская армия была вынуждена отступить на 80 вёрст западнее Симбирска.[3] В начале сентября 1918 г. подготовил и провёл силами армии успешную операцию по взятию Симбирска, в которой впервые проявил полководческие качества. Военные историки отмечают «глубоко продуманный план операции, смелое и быстрое сосредоточение основных сил армии на решающем направлении, своевременное доведение задач до войск, а также решительные, умелые и инициативные их действия».[4] Впервые в Гражданской войне один полк (5-й Курский Симбирской дивизии) перевозился в район сосредоточения на автомашинах [5]

Как и в последующих армейских и фронтовых операциях, Тухачевский продемонстрировал «умелое использование решительных форм маневра в ходе операции, смелость и стремительность действий, правильный выбор направления главного удара и сосредоточение на нем превосходящих сил и средств».[6] Следует, однако, отметить, что Симбирская операция 1918 являлась частью общего Наступления Восточного фронта 1918—1919 Красной армии и началась только после начала Казанской операции 1918, имевшей целью взятие Казани, которую обороняли лучшие войска Народной армии КОМУЧа, включая бригаду Каппеля. После того, как В. О. Каппель со своими частями вернулся из-под Казани Симбирская дивизия красных была отброшена за Волгу. Но вернуть Симбирск Каппелю не удалось, а подход Правобережной группы Пятой армии и Волжской военной флотилии Красной армии позволил красным вновь форсировать Волгу и перейти в наступление [7]

Параллельно с завершением Симбирской операции, разворачивалась Сызрань-Самарская операция, в которой участвовала 1-я армия Тухачевского и в результате которой была взята Самара (непосредственно город был взят частями 1-й Самарской пехотной дивизии Красной Армией).

В декабре 1918 г. Ленин определяет юг как главное направление войны, и Тухачевский назначается помощником командующего Южным фронтом (ЮФ) (числился командующим 1-й армии до 4 января), который к этому времени уже активно вел наступление (с 3 ноября 1918), а с 24 января 1919 г. — командующим 8-й армией ЮФ, в состав которой была включена Инзенская стрелковая дивизия, ранее входившая в состав 1-й армии. Войска Южного фронта Красной армии наступали до рубежа рек Дона и Маныча, однако Донская армия белых разбита не была, как считают некоторые — в результате разногласий между главкомом Вацетисом и командармом Тухачевским, с одной стороны, и комфронта Гиттисом (комиссары А. Л. Колегаев, Г. Я. Сокольников и И. И. Ходоровский), с другой. Должность командующего 8-й армией Тухачевский оставил 15 марта 1919.

В марте 1919 года перешли в наступление на востоке армии Верховного правителя России адмирала Колчака. Западная армия генерала Ханжина разбила 5-ю армию и прорвала центр Восточного фронта Красной армии.

5 апреля Тухачевский вступает в командование 5-й армией. Начальниками (командирами) стрелковых дивизий армии были Чапаев (25-я сд) и Эйхе (26-я сд).

В рамках общего контрнаступления Восточного фронта 5 армия перешла от отступления к наступлению, провела 28 апреля — 13 мая совместно с Туркестанской армией Бугурусланскую операцию 1919 и разгромила группу генерала Войцеховского. При этом отличилась 25-я стрелковая дивизия (начдив В. И. Чапаев).

В дальнейшем 5-я армия обеспечивала проведение Белебейской операции Туркестанской армии и Сарапуло-Воткинской операции 2-й армии.

В июне 1919 года 5-я армия проводит Бирскую операцию против превосходящих сил белых и обеспечивает выход Красной армии к Южному Уралу.

В конце июня-начале июля 1919 г. 5-й армии было приказано осуществить главный удар в наступлении Восточного фронта. Тухачевский провел Златоустовскую операцию, в результате которой были сорваны попытки Западной армии белых закрепиться вдоль Уральского хребта. Военный историк Какурин обращает внимание на искусный учет и использование местных условий, смелую и оригинальную группировку сил командованием 5-й армии при построении плана операции в армейском масштабе.[8] Операция строилась на внезапности, все документы разрабатывал лично командующий армией и доводил до работников штаба лишь то, что их непосредственно касалось.[9] В результате двух недель боев был взят Златоуст, 5-я армия взяла три тысячи пленных, её потери составили менее 200 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести. Следует отметить, что в ходе проведения операции 26-я сд после быстрого марша по долине Юрюзань в районе с. Насибаш попала в полуокружение и в течение 3 дней была вынуждена обороняться в таком положении. Угроза 26-й сд была снята с подходом 27-й сд [10]

Затем 5-я армия провела Челябинскую операцию. В ходе её проведения командование белых приняло решение преднамеренным отступлением заманить 5-ю армию в окружение и разгромить. Для решения этой задачи в составе белой Западной армии создавались ударные группы под командованием Войцеховского и Каппеля. 24 июля 27-я сд 5-й армии взяла Челябинск. После этого командование белых приступило к выполнению своего замысла и части Войцеховского и Каппеля окружили Челябинск вместе с вошедшими в него частями красных. Челябинск красным удалось сохранить за счет мобилизации местных рабочих. Положение было выправлено после подхода частей 5-й сд и 35-й сд 5-й армии и удара 21-й сд 3-й армии, направленной приказом командующего Восточным фронтом красных М. В. Фрунзе в обход группы Войцеховского. В результате войска белых потерпели поражение (Гражданская война и военная интервенция в СССР — М.: Советская энциклопедия, 1983, с.649). За эту операцию Тухачевский был награждён орденом Красного Знамени.

После этого Восточный фронт красных силами 5-й армии Тухачевского и 3-й армии начали Петропавловскую операцию. Первоначально войска 5-й армии форсировали р. Тобол и за 10 дней продвинулись на 130—180 км, однако войска белых перешли в контрнаступление и попытались окружить 5-ю армию, которая была вынуждена отступить обратно за Тобол. Лишь после пополнения войск красные смогли возобновить наступление и взять Петропавловск [11]

После этого наступление красных фактически приобрело характер преследования, причем оно велось силами авангардных частей из кавалерии и пехоты, посаженной на сани. Колчаковское правительство отказалось от обороны Омска и эвакуировалось на восток, в итоге 30-тысячный гарнизон Омска сдал город 27-й армии красных, совершившей марш-бросок в 100 км, без боя.

За победу над Колчаком Тухачевский был награждён Почётным революционным оружием.

4 февраля 1920 года Тухачевский назначается командующим Кавказским фронтом, созданным специально для завершения разгрома Добровольческой армии генерала Деникина и захвата Северного Кавказа до того, как начнется война с Польшей. К моменту назначения Тухачевского войска Кавказского фронта уже провели Доно-Манычскую операцию, все задачи которой выполнены не были, но войска заняли исходные позиции для проведения следующего этапа Северо-Кавказской операции. В полосе фронта красные несколько уступали белым в силах и средствах, поэтому при планировании Тихорецкой наступательной операции было произведено массирование сил на направлении главного удара. Особенностью планирования операции явилось также нанесение серии последовательных ударов, согласованных по цели, месту и времени. В свою очередь, генерал Деникин также готовил наступление с целью захвата Ростова и Новочеркасска.[12] Первоначально войска Кавказского фронта перешли в наступление не дождавшись сосредоточения 1-ю Конной армии, в результате чего войска, занявшие плацдарм за Манычем, были практически выбиты обратно. В результате наступления Добровольческого корпуса 20 февраля белые овладели Ростовом и Нахичеванью, что, по словам Деникина, «вызвало взрыв преувеличенных надежд в Екатеринодаре и Новороссийске… Однако движение на север не могло получить развития, потому что неприятель выходил уже в глубокий наш тыл — к Тихорецкой».[13] После того, как Ударная группа 10-й армии прорвала оборону белых, комфронта приказал ввести в прорыв 1-ю Конную армию для развития успеха на Тихорецкую. 1 марта Добровольческий корпус оставил Ростов, и белые армии стали отходить к реке Кубань. Успех Тихорецкой операции позволил перейти к Кубано-Новороссийской операции, в ходе которой 17 марта 9-я армия Кавказского фронта под командованием И. П. Уборевича захватила Екатеринодар, форсировала Кубань и 27 марта овладела Новороссийском. «Главным итогом Северо-Кавказской стратегической наступательной операции явился окончательный разгром главной группировки Вооруженных сил юга России.» [14] По словам Деникина, «рухнуло государственное образование юга.» [15]

Главком Сергей Каменев 20 марта 1920 года докладывал В. И. Ленину, что планируется назначить командующим Западным фронтом М. Н. Тухачевского, «умело и решительно проведшего последние операции по разгрому армий генерала Деникина», а 26 марта Реввоенсовет Республики отметил, что «Западный фронт является в настоящее время важнейшим фронтом Республики».[16]

Советско-польская война 1920 г

25 апреля 1920 г. польский Юго-Восточный фронт перешёл в наступление на Украине против советского Юго-Западного фронта (ЮЗФ) (командующий А. И. Егоров, член РВС И. В. Сталин), 6 мая поляки заняли Киев. 28 апреля Главное командование Красной армии назначило наступление Западного фронта на 14 мая до завершения всех мероприятий по подготовке, чтобы оказать немедленную помощь отступавшему ЮЗФ. Тухачевский вступил в командование Западным фронтом 29 апреля. В ходе наступления против польского Северо-Восточного фронта правофланговая 15-я армия А. И. Корка заняла район т. н. Смоленских ворот южнее Полоцка, однако из-за отсутствия резервов этот успех не получил развития. В центре 16-я армия форсировала Березину, но к 27 мая польский контрудар заставил её отойти обратно. Неудачный исход Майской фронтовой операции явился следствием недооценки сил противника, сосредоточившего крупные силы для подготовки своего наступления против Западного фронта. В то же время наступление Запфронта заставило польское командование перебросить две с половиной дивизии со своего Юго-Восточного фронта, ослабив тем самым наступление на Украине.

В результате начавшегося 26 мая контрнаступления советского ЮЗФ польские армии ЮВФ отступили почти на исходное перед апрельским наступлением положение, на Украину была переброшена часть сил из Белоруссии с ослаблением СВФ. С учетом этого Тухачевский принял решение нанести первый удар в Июльской операции максимальными силами. 4 июля Запфронт перешёл в наступление, на правом фланге 4-я армия прорвала польскую оборону, и в прорыв был введен 3-й конный корпус Г. Д. Гая (военком А. М. Постнов), создавая угрозу окружения польской 1-й армии. 11 июля части красной 16-й армии взяли Минск, с 12 июля все армии фронта перешли к преследованию противника, были взяты Вильно, Гродно, Барановичи, Пинск. В ходе июльской операции Запфронта основные силы польского Северо-Восточного фронта потерпели тяжелое поражение.[17] В свою очередь ЮЗФ в июле нанес поражение польскому Юго-Восточному фронту, и его армии заняли Западную Украину.

На этом этапе польской кампании военные решения были полностью подчинены политической воле руководства РСФСР. Получив ноту мининдел Великобритании лорда Керзона от 11 июля с предложением о перемирии на линии Гродно — Брест-Литовск — Рава Русская (этнографические границы Польши, определенные Парижской мирной конференцией 1919 г.), Ленин расценивает её как попытку «вырвать из рук победу» и требует «бешеного ускорения наступления на Польшу».[18] 22 июля мининдел Польши Сапега направил радиограмму Советскому правительству с предложением немедленного перемирия.[19] Однако успешное наступление фронтов породило в ЦК ВКП (б) ожидания полного разгрома Польши. Главком С. С. Каменев ставит перед Западным фронтом задачу овладеть Варшавой не позднее 12 августа. В то же время по просьбе РВС Юго-Западного фронта директива Главкома переносит его главный удар с Брест-Литовского на Львовское направление, то есть фронты должны были наступать по расходящимся направлениям.

Планируя Варшавскую операцию, Тухачевский отказался от фронтального главного удара по Варшаве. Предполагая, что главные польские силы отходят севернее столицы, он нанес главный удар на этом направлении, чтобы разгромить противника северо-западнее Варшавы. В то же время левый фланг фронта был прикрыт слабо[источник не указан 118 дней].

Решение о наступлении было принято 8 августа. Тогда же Тухачевский предложил создать временный оперативный пункт для управления 1-й Конной и 12-й армиями, передаваемыми в подчинение ЗФ из состава ЮЗФ по решению Политбюро от 2 августа. Эти войска, а также 14-я армия, предназначались для подкрепления слабой Мозырской группы и 16-й армии, направленных южнее Варшавы, с дальнейшей целью окружения польской столицы с юга. 11 августа достигута окончательная договоренность о немедленном повороте этих армий со Львовского на Люблинское направление. Командование ЮЗФ заявило, что сумело ознакомиться с директивой только 13 августа из-за искажений при шифровании. 14 августа Главком С. С. Каменев требует передать войска немедленно. РВС ЮЗФ отвечает, что они уже втянуты в бои подо Львовом и повернуть их на север невозможно. В своих мемуарах Буденный позже укажет, что на самом деле 1-я Конная в это время только выдвигалась ко Львову и завязывала бои с отступающими арьергардами противника. Приказу повернуть на север 1-я Конная подчинилась только 21 августа, а 12-я армия его не выполнила вообще. К этому времени Пилсудский, начавший наступление 16 августа против левого фланга ЗФ и встык ЗФ и ЮЗФ, уже выходил на линию Остроленка-Ломжа-Белосток.

Маршал Ю. Пилсудский подготовил польское контрнаступление с рубежа р. Вепш, где сосредоточил ударные силы своего Среднего фронта. Решение о контрнаступлении было принято 6 августа. 8 августа из-подо Львова была выведена в район сосредоточения 3-я польская армия. 14 августа 5-я армия генерала В. Сикорского (будущий премьер) нанесла контрудар против 4-й армии Западного фронта (А. Д. Шуваев) и разбила её. 16 августа Средний фронт перешёл в контрнаступление против левого фланга Запфронта и в первый же день разгромил прикрывавшую его Мозырскую группу, которая не успела даже сообщить в штаб фронта о польском наступлении. 17 августа Тухачевский приказал своим северным армиям начать отход, однако отступление приняло беспорядочный характер. Часть войск ЗФ оказалась окружена и попала в плен или была интернирована в Восточной Пруссии. Западный фронт потерпел серьёзное поражение и к октябрю отошёл к Минску. 12 октября 1920 г. вступило в силу советско-польское перемирие, а в марте 1921 г. был заключен мир, по которому за Польшей остались Западные области Украины и Белоруссии. Присутствие РККА на приграничных территориях, в том числе, в г.Минске, ограничивалось.

Варшавская и Львовская операции выявили серьёзные ошибки В. И. Ленина, С. С. Каменева, И. В. Сталина (ЮЗФ) и М. Н. Тухачевского (ЗФ) в оценке военно-политической ситуации и сил противника в конце июля 1920 г. Подобно Ленину, Сталину и Каменеву, Тухачевский был противником остановки на линии Керзона и сторонником похода на Варшаву, разделяя иллюзии большевистского руководства о революционном подъеме в Польше при появлении там Красной армии. С военной точки зрения, фронтовая Варшавская операция была обречена с принятием Главкомом решения о наступлении по расходящимся направлениям. Собственные решения 27-летнего командующего усугубили стратегическую ошибку Главкома. В других условиях блестящий манёвр по глубокому охвату Варшавы с северо-запада мог бы привести к разгрому противника. Однако фронтовая разведка не смогла ни обнаружить отсутствие главных польских сил к северу от Варшавы, ни подтвердить переброску на Вепш дивизий, воевавших против советского Юго-Западного фронта. Таким образом, Тухачевский принимал рискованные решения, не имея достаточной информации о противнике. Кроме того, в отличие от сражений гражданской войны, в Варшавской операции войскам Тухачевского противостоял более устойчивый и морально более сильный противник. В августе неустойчивость демонстрировали именно советские войска.

Поражение Западного фронта в Варшавской операции и споры об ответственности РВС Юго-Западного фронта за её исход, по мнению многих исследователей[источник не указан 352 дня], повлияли на судьбу М. Н. Тухачевского в 1937 г.

Подавление антисоветских восстаний

В ноябре 1920 г. Тухачевский командует войсками Запфронта в операции по разгрому вторгшихся на территорию Белоруссии из Польши отрядов народно-добровольческой армии генерала Булак-Балаховича.

5 марта 1921 г. Тухачевский назначен командующим 7-й армией, направленной на подавление восстания гарнизона Кронштадта. К 18 марта восстание подавлено.

В 1921 г. РСФСР была охвачена антисоветскими восстаниями, крупнейшим из которых в Европейской России было крупнейшее в РСФСР крестьянское восстание мятеж в Тамбовской губернии. Расценивая Тамбовское мятеж как серьёзную опасность, Политбюро ЦК в начале мая 1921 г. назначает Тухачевского командующим войсками Тамбовского округа с задачей полностью подавить его в кратчайшие сроки. Согласно разработанному Тухачевским плану, восстание было в основном подавлено к концу июля 1921 г.

Из Приказа Тухачевского № 0116 от 12 июня 1921:

    ПРИКАЗЫВАЮ:

    1. Леса, где прячутся бандиты, очистить ядовитыми газами, точно рассчитать, чтобы облако удушливых газов распространилось по всему лесу, уничтожая все, что в нём пряталось.
    2. Инспектору артиллерии немедленно подать на места потребное количество баллонов с ядовитыми газами и нужных специалистов.
    3. Начальнику боевых участков настойчиво и энергично выполнить настоящий приказ.
    4. О принятых мерах донести.



Опыт первого боеучастка показывает большую пригодность для быстрого очищения от бандитизма известных районов по следующему способу чистки. Намечаются наиболее бандитски настроенные волости, и туда выезжают представители уполиткомиссии, особотделения, отделения РВТ и командования, вместе с частями, назначенными для проведения чистки. По прибытии на место волость оцепляется, берутся 60 — 100 наиболее видных заложников и вводится осадное положение. Выезд и въезд из волости должны быть на время операции запрещены. После этого созывается полный волостной сход, на коем прочитываются приказы Полнком ВЦИК N 130 и 171' и написанный приговор для этой вол[ости]. Жителям дается два часа срока на выдачу бандитов и оружия, а также бандитских семей, и население ставится в известность, что в случае отказа дать упомянутые сведения взятые заложники через два часа будут расстреляны. Если население бандитов и оружие не указало по истечении 2-часового срока, сход собирается вторично и взятые заложники на глазах у населения расстреливаются, после чего берутся новые заложники и собравшимся на сход вторично предлагается выдать бандитов и оружие. Желающие это исполнить становятся отдельно, разбиваются на сотни, и каждая сотня пропускается для опроса через опросную комиссию [из] представителей особотдела РВТ. Каждый должен дать показания, не отговариваясь незнанием. В случае упорства производятся новые расстрелы и т. д. По разработке материала, добытого из опросов, создаются экспедиционные отряды с обязательным участием в них лиц, давших сведения, и других местных жителей, [которые] направляются на ловлю бандитов. По окончании чистки осадное положение снимается, водворяется ревком и насаждается милиция. Настоящее Полнком ВЦИК приказывает принять к неуклонному руководству и исполнению.

Разгромленные банды прячутся в лесах и вымещают свою бессильную злобу на местном населении, сжигая мосты, портя плотины и прочее народное достояние. В целях охранения мостов Полнком ВЦИК приказывает: 1. Немедленно взять из населения деревень, вблизи которых расположены важные мосты, не менее пяти заложников, коих в случае порчи моста надлежит немедленно расстреливать. 2. Местным жителям организовывать под руководством ревкомов оборону мостов от бандитских налетов, а также вменить населению в обязанность исправление разрушенных мостов не позднее, чем в 24-часовой срок. 3. Настоящий приказ широко распространить по всем деревням и селам.

Предполком ВЦИК Антонов-Овсеенко Командвойск Тухачевский Предгубисполкома Лавров

РГВА. Ф.235. Оп.2. Д.13. Л.27. Заверенная копия. В том же деле (Л.23) сохранился первоначальный текст приказа с правкой М. Н. Тухачевского от 7 июля 1921 г. ЦДНИТО. Ф.382. Оп.1. Д.231. Л.25. Копия.
[править] Работа по реформированию РККА

С 25 июля 1921 г. Тухачевский — начальник Военной академии РККА, с января 1922 г. по март 1924 г. — снова командующий Западным фронтом. После конфликта между Тухачевским и парткомом ЗФ начальник Штаба РККА М. В. Фрунзе назначает его своим заместителем, а в ноябре 1925 г., после смерти Фрунзе, Тухачевский становится начальником Штаба РККА.

26 декабря 1926 года Тухачевский заместитель наркома по военным и морским делам констатировал наличие отсутствия армии и тыла в стране в докладе «Оборона Союза Советских Социалистических республик»:

    «3. В случае благоприятного для блока [вероятных противников на Западе] развития боевых действий первого периода войны, его силы могут значительно вырасти, что в связи с „западноевропейским тылом“ может создать для нас непреодолимую угрозу… 6. Наших скудных материальных боевых мобилизационных запасов едва хватит на первый период войны. В дальнейшем наше положение будет ухудшаться (особенно в условиях блокады). 7. Задачи обороны СССР РККА выполнит лишь при условии высокой мобилизационной готовности вооруженных сил, железнодорожного транспорта и промышленности. 8. Ни Красная Армия, ни страна к войне не готовы»

В результате конфликтов с наркомвоенмором К. Е. Ворошиловым подал рапорт об освобождении от должности. С мая 1928 г. по июнь 1931 г. — командующий Ленинградским военным округом. В 1931 г. назначен начальником вооружений РККА, затем зам. председателя Реввоенсовета СССР, зам. наркома по военным и морским делам (с 15.03.1934 — наркома обороны). В феврале 1933 г. награждён орденом Ленина, в ноябре 1935 г. Тухачевскому присвоено высшее воинское звание — Маршал Советского Союза (среди первых пяти маршалов — Блюхер, Буденный, Ворошилов, Егоров), а в апреле 1936 г. он назначен 1-м заместителем наркома обороны.

На всех должностях Тухачевский считал своей главной задачей подготовку РККА к будущей войне, допуская милитаризацию экономики СССР. В январе 1930 г. он представил Ворошилову доклад о реорганизации Вооруженных сил, содержавший предложения об увеличении числа дивизий до 250, о развитии артиллерии, авиации, танковых войск и об основах их применения. Приводимые в докладе расчеты, основанные на опыте Германии и Франции в Первую мировую войну, содержали, например, производство ста тысяч танков за год военного времени. Первоначально доклад был отвергнут Ворошиловым и Сталиным, но в 1931 г. Сталин в целом одобрил предложения Тухачевского.

Тухачевский постоянно работал над повышением боеспособности РККА, он лично проводил крупные манёвры армии и флота[источник не указан 118 дней] и, анализируя их итоги, предлагал практические меры по улучшению управления войсками, требовал учить войска тому, что требуется на войне[источник не указан 118 дней]. Много времени он уделял военно-научной работе. «Перу Тухачевского принадлежит более 120 работ по вопросам стратегии, оперативного искусства, тактики, воспитания и обучения войск…он высказал ряд весьма важных теоретических положений.» [20]

Тухачевский считал, что в отличие от Первой мировой войны авиация и танки перестают быть вспомогательным средством ведения пехотно-артиллерийского боя и видел «возможность путем массового внедрения танков изменить методы ведения боя и операции, …возможность создавать для противника внезапные условия развития операции путем этих нововведений.» [21] Он предлагал «совершенно по-новому подойти к планированию всей системы вооружения, организаций, тактики и обучения войск. Недоучет этих возможностей может послужить причиной ещё больших потрясений и поражений в будущей войне.» [22]

Тухачевский разрабатывал теорию глубокого боя, теорию непрерывных операций на одном стратегическом направлении[источник не указан 118 дней], уже в 1931 г. он говорит о действиях механизированных соединений. Тухачевский — сторонник наступательной стратегии, он защищал единоначалие, самостоятельность и инициативность самых мелких подразделений и критиковал «ожидание распоряжений», рассматривал химическое оружие как полноправное средство ведения войны (видимо, на опыте Первой мировой войны). Он критически оценивал роль линкоров в будущей войне и положительно — роль авианосцев.

Тухачевский «ещё в ноябре 1932 г. добился начала работ по конструированию ракетных двигателей на жидком топливе, а в сентябре 1933 г. добился создания Реактивного НИИ, занимавшегося разработкой ракетного оружия в СССР.» [23]

Тухачевский внимательно следил за развитием военной мысли в Англии, Франции, Германии, высоко ценил разработки Фуллера, Лиддел Гарта и де Голля, отмечая при этом, что их идеи не восприняты официальными военными доктринами Англии и Франции. Хотя по своему служебному положению Тухачевский принимал участие в военном сотрудничестве между СССР и Германией в период с 1922 г. по 1933 г. и в 1932 г. посетил большие манёвры в Германии, большинство наблюдателей отмечают его устойчивые антигерманские настроения[источник не указан 118 дней].

В январе 1936 года Тухачевский в составе советской делегации участвовал в похоронах английского короля Георга V в Лондоне.

Противостояние в командовании РККА

Деятельность Тухачевского по реформированию вооружённых сил и его взгляды на подготовку армии к будущей войне встречали сопротивление и оппозицию в наркомате обороны[источник не указан 118 дней]. По разным причинам к Тухачевскому относились с неприязнью маршалы Ворошилов, Буденный, Егоров, командармы Шапошников, Дыбенко, Белов. В свою очередь, у ряда военачальников (Тухачевский, Гамарник, Уборевич, Якир) сложилось резко критическое отношение к деятельности Ворошилова на посту наркома обороны. Маршал Жуков рассказывал писателю Симонову:
«     Нужно сказать, что Ворошилов, тогдашний нарком, в этой роли был человеком малокомпетентным. Он так до конца и остался дилетантом в военных вопросах и никогда не знал их глубоко и серьёзно… А практически значительная часть работы в наркомате лежала в то время на Тухачевском, действительно являвшимся военным специалистом. У них бывали стычки с Ворошиловым и вообще существовали неприязненные отношения. Ворошилов очень не любил Тухачевского…Во время разработки устава помню такой эпизод… Тухачевский, как председатель комиссии по уставу, докладывал Ворошилову как наркому. Я присутствовал при этом. И Ворошилов по какому-то из пунктов… стал высказывать недовольство и предлагать что-то не шедшее к делу. Тухачевский, выслушав его, сказал своим обычным спокойным голосом:
— Товарищ нарком, комиссия не может принять ваших поправок.
— Почему? — спросил Ворошилов.
— Потому что ваши поправки являются некомпетентными, товарищ нарком.[24]     »

Отношения между двумя группировками обострились в мае 1936 г., противники Ворошилова ставили перед Сталиным вопрос о замене Ворошилова на посту наркома[источник не указан 118 дней].
«     Тухачевский и его группа в борьбе за влияние на Сталина попались на его удочку. Во время частых встреч со Сталиным Тухачевский критиковал Ворошилова, Сталин поощрял эту критику, называя её «конструктивной», и любил обсуждать варианты новых назначений и смещений… Материалы дела Тухачевского содержат разного рода документальные свидетельства относительно планов перетасовок в военном руководстве страны.[25]     »

По одной из версий, обвинения в адрес Тухачевского были основаны на частично сфабрикованной нацистскими спецслужбами и переданной Сталину через президента Чехословакии Бенеша «красной папке» с доказательствами конспиративных контактов Тухачевского с германским Генштабом[источник не указан 118 дней]. Однако эта версия не подтверждается документами[источник не указан 118 дней].
«     Уголовное дело против Тухачевского целиком основывалось на его собственных признаниях, и какие бы то ни было ссылки на конкретные инкриминирующие факты, полученные из-за рубежа, начисто отсутствуют. Если бы такие документы существовали, то я как заместитель начальника разведки, курировавший накануне войны и немецкое направление, наверняка видел бы их или знал об их существовании.[26]
П. А. Судоплатов
    »

Арест и казнь

Сталин принял сторону абсолютно преданного ему Ворошилова, и уже в августе 1936 г. последовали первые аресты военачальников в рамках Большой чистки[источник не указан 222 дня] Вооружённых сил: были арестованы комкоры В. М. Примаков и В. К. Путна. 10 мая 1937 г. Тухачевский был переведён с поста первого заместителя наркома обороны на должность командующего войсками Приволжского военного округа. 22 мая он был арестован в Куйбышеве, 24 мая перевезён в Москву, 26 мая после очных ставок с Примаковым, Путной и Фельдманом и жестоких истязаний[источник не указан 228 дней] дал первые признательные показания.
«     5 июня… Сталин обсуждает вопрос о заговоре с Молотовым, Кагановичем и Ежовым. Было решено из большой группы высшего комначсостава, арестованной в мае 1937 г., отобрать несколько лиц для судебного процесса, объединив их в одно групповое дело. … 7 июня нарком внутренних дел Ежов и Прокурор СССР Вышинский представили Сталину вариант обвинительного заключения по делу. Разговор происходил в присутствии Молотова, Кагановича и Ворошилова. После просмотра и внесения в него Сталиным изменений и поправок текст обвинительного заключения приобрел окончательный вид. 10 июня (по другим сведениям 11 июня) 1937 г. …пленум Верховного суда СССР… постановил для рассмотрения дела образовать Специальное судебное присутствие Верховного суда СССР в составе председательствующего В. В. Ульриха и членов Я. И. Алксниса, В. К. Блюхера, С. М. Буденного, Б. М. Шапошникова, И. П. Белова, П. Е. Дыбенко, Н. Д. Каширина и Е. И. Горячева.[27]     »

11 июня 1937 г. дело по обвинению Маршала Советского Союза Тухачевского, командармов 1-го ранга Уборевича и Якира, командарма 2-го ранга Корка, комкоров Фельдмана, Эйдемана, Примакова и Путны в шпионаже, измене Родине и подготовке террористических актов было рассмотрено в закрытом судебном заседании без участия защитников и без права обжалования приговора[источник не указан 118 дней].
«     О ходе судебного процесса Ульрих информировал И. В. Сталина. Об этом мне говорил Ульрих. Он говорил, что имеются указания Сталина о применении ко всем подсудимым высшей меры наказания — расстрела.[28]
И. М. Зарянов, секретарь суда
    »

В 23 часа 35 минут был оглашён приговор — всех восьмерых приговорили к смертной казни. Сразу же после этого Тухачевский и остальные обвиняемые были расстреляны в здании Военной коллегии Верховного суда СССР[источник не указан 118 дней]. Произошло ли это до или после полуночи, точно не известно, поэтому датой смерти Тухачевского может указываться как 11, так и 12 июня.

Процесс по делу Тухачевского положил начало массовым репрессиям в РККА 1937—1938 гг.

Реабилитация

В 1956 году Главная военная прокуратура и Комитет государственной безопасности при Совете Министров СССР проверили уголовное дело Тухачевского и других вместе с ним осужденных лиц и установили, что обвинение против них было сфальсифицировано. Военная коллегия Верховного суда СССР, рассмотрев 31 января 1957 года заключение Генерального прокурора СССР, определила: приговор Специального судебного присутствия Верховного суда СССР от 11 июня 1937 года в отношении Тухачевского, Якира, Уборевича, Корка, Эйдемана, Примакова, Путны и Фельдмана отменить и дело за отсутствием в их действиях состава преступления производством прекратить [29].

В том же 1957 году Комитетом Партийного Контроля при ЦК КПСС все эти лица были реабилитированы и в партийном отношении[29].

В Справке комиссии Президиума ЦК КПСС «О проверке обвинений, предъявленных в 1937 году судебными и партийными органами тт. Тухачевскому, Якиру, Уборевичу и другим военным деятелям, в измене Родины, терроре и военном заговоре» сказано:

    Изучение материалов, относящихся к «делу» Тухачевского и других, позволяет также сделать следующие выводы:
    1. Массовые репрессии в отношении партийных и советских кадров явились прямым следствием культа личности Сталина. Репрессии в отношении военнослужащих представляют собой составную часть массовых репрессий в стране.
    2. В период гражданской войны между Сталиным и Тухачевским на почве неправильного поведения Сталина возникли неприязненные взаимоотношения. В послевоенный период в статьях и выступлениях Тухачевский исторически правдиво характеризовал роль Сталина в гражданской войне, что являлось препятствием на пути к возвеличиванию роли Сталина, к созданию его культа личности.
    Имевшие значительные заслуги перед государством талантливые военные руководители Тухачевский, Якир, Уборевич не были сторонниками непомерного возвеличивания имени Сталина и таким образом являлись неугодными для него лицами. В результате использования органами ОГПУ — НКВД имени Тухачевского в дезинформационной деятельности против иностранных разведок за рубежом появились различного рода слухи о нелояльном отношении Тухачевского к Советской власти. Эти слухи проникали в СССР и играли определенную роль в дискредитации Тухачевского.[29]

Репрессии против семьи Тухачевского

Были арестованы и осуждены все члены семьи М. Н. Тухачевского[30]:

    * Мать Мавра Петровна — умерла в ссылке.
    * Жена Нина Евгеньевна — ссылка, лагерь, расстрел.[31]
    * Дочь Светлана — лагерь.
    * Брат Николай — расстрел.
    * Жена брата Николая — лагерь, ссылка.
    * Брат Александр — расстрел.
    * Жена брата Александра — лагерь, ссылка.
    * Сестра Елизавета — лагерь, ссылка.[32]
    * Муж сестры Елизаветы — расстрел.
    * Сестра Ольга — лагерь, ссылка[32].
    * Муж сестры Ольги — лагерь.
    * Сестра Мария — лагерь, ссылка[32].
    * Муж сестры Марии — расстрел.
    * Дочь сестры Марии — ссылка.[33]
    * Сестра Софья — ссылка.

Характеристики Тухачевского

«     Ценитель музыки, эстет, поклонник Бетховена… 27-летний полководец славится кроме побед уменьем четко наладить армейскую работу.[34]     »
«     Человек атлетического сложения, он обладал впечатляющей внешностью. Мы ещё тогда отметили, что М. Н. Тухачевский не из робкого десятка: по районам, где скрывались бандиты, он разъезжал с весьма ограниченным прикрытием… На посту первого заместителя наркома обороны Михаил Николаевич Тухачевский вёл большую организаторскую, творческую и научную работу, и все мы чувствовали, что главную, руководящую роль в Наркомате обороны играет он. При встречах с ним меня пленяла его разносторонняя осведомлённость в вопросах военной науки. Умный, широко образованный профессиональный военный, он великолепно разбирался как в области тактики, так и в стратегических вопросах. М. Н. Тухачевский… умел творчески подойти к любой проблеме…[35]     »

После реабилитации

После реабилитации Тухачевского советские СМИ и официальная историческая наука СССР преподносили его как героя Гражданской войны и реформатора РККА. В его честь были названы:

    * Улица Маршала Тухачевского в Москве.
    * Улица Маршала Тухачевского в Санкт-Петербурге.
    * Улица Маршала Тухачевского в Ульяновске.
    * Улица Тухачевского в Смоленске.
    * Улица Тухачевского в Самаре.
    * Набережная Тухачевского в Омске.
    * Улица Тухачевского в Пензе.
    * Улица Тухачевского в Владивостоке.
    * Улица Тухачевского в Харькове.
    * Улица Тухачевского в Луганске.
    * Улица Тухачевского в Брянске.
    * Улица Тухачевского в Минске.
    * Улица Тухачевского в Челябинске.
    * Улица Тухачевского в Ставрополе.
    * Улица Тухачевского в Кемерово.
    * Проспект Тухачевского в Грозном

Награды

    * Орден Святой Анны II степени с мечами
    * Орден Святого Станислава II степени с мечами
    * Орден Святого Владимира IV степени с мечами
    * Орден Святой Анны III степени с мечами и бантом
    * Орден Святого Станислава III степени с мечами и бантом
    * Орден Святой Анны IV степени с надписью «За храбрость»
    * Орден Ленина (1933)
    * Орден Красного Знамени (1919)
    * Почётное революционное оружие

Оценки работы и самого М. Н. Тухачевского

Вот мнение Виктора Суворова и его апологетов:

Тухачевский зачастую был некомпетентен в тех вопросах, которые ему приходилось решать. Фактически разработанные им наступательные доктрины и соответствующий устав Красной армии не предусматривали ни долговременной обороны, ни организованной борьбы с танковыми клиньями противника. В частности лично Тухачевский сыграл крайне негативную роль в обеспечении Красной армии современной противотанковой, зенитной, полковой и дивизионной артиллерией. К сожалению, ситуацию сложившуюся в военном строительстве по вине склонного к волюнтаризму Тухачевского не удалось исправить до начала Великой Отечественной войны. Во многом успехи вермахта в 1941 году объясняются некомпетентной военной политикой Тухаческого, настоявшего в 30-е годы на подготовке неимоверного числа десантников (более двух миллионов) и выпуске огромного количества легких танков (около 12 тысяч). Красная Армия готовилась громить врага на его территории, высаживая у него в тылу десятки десантных корпусов и продвигаясь вперед на колесных легких танках по европейским дорогам, абсолютно не умея при этом воевать в обороне и более того не имея никаких средств для организации обороны своей собственной территории. Рассматривая события в историческом ракурсе можно сказать, что Ворошилов, несмотря на отсутствие высшего военного образования, был не склонен к волюнтаризму и стремился вести более сбалансированную политику в оборонном строительстве советского государства.

Совершенно противоположные позиции занимают антисуворовцы или антирезунисты. Владимир Грызун пишет о «таранной стратегии» Тухачевского:

    «Все суворовские рассуждения о том, что Тухачевский хотел воевать без резервов, и о его „таранной стратегии“ — дикая чушь, имеющая мало общего с реальностью. Кстати, по поводу „таранной стратегии“. Автором последней (коли такая была) был вовсе не Тухачевский, а как раз кумир и учитель нашего друга Витюхи — товарищ Сталин! В те незабвенные деньки Иосиф Виссарионович, да будут его усы вечно пушистыми, перебивался на должности председателя реввоенсовета одного из фронтов. А глупый и бездарный Тухачевский, подойдя к предместьям Варшавы, невесть почему захотел подкреплений и этих, как его, резервов. Но на просьбу Реввоенсовета Республики о переводе Первой Конной в распоряжение Тухачевского товарищ Сталин и весь его совет ответили отказом. Переписка ревкомов республики и фронта продолжалась с неделю. А тем временем „красные легионы“ Тухачевского, оставшиеся в явном меньшинстве, оказались опрокинутыми злыми поляками. Вот так креп и закалялся полководческий гений товарища Сталина».[36]

Владимир Грызун о развитии военной техники:

    "…в начале 1933 года Тухачевский поручил управлению ПВО определить, какие институты и конструкторские бюро могут заняться использованием электромагнитных волн для, обнаружения самолетов. А 7 октября 1934 года писал своему старому знакомому — лидеру ленинградских коммунистов С. М. Кирову: «проведенные опыты по обнаружению самолетов с помощью электромагнитного луча подтвердили правильность положенного в основу принципа. Итоги проведенной научно-исследовательской работы в этой части делают возможным приступить к сооружению опытной разведывательной станции ПВО, обслуживающей обнаружение самолетов в условиях плохой видимости, ночью, а также на больших высотах (до 10 тыс. метров и выше) и при дальности 50-200 км. Ввиду крайней актуальности для современной противовоздушной обороны развития названного вопроса очень прошу Вас не отказать помочь инженеру-изобретателю тов. Ощепкову в продвижении и всемерном ускорении его заказов на ленинградских заводах» (Соколов Б. Михаил Тухачевский: жизнь и смерть красного маршалла. Смоленск, Русич, 1999. с. 318—319). Таким образом, никакого погрома авиации в 1941-м могло и не быть вовсе, если бы товарищ Сталин получше подумал над выбором наркомов. И ведь думал! Иначе, зачем было Сталину извиняться перед вышеупомянутой «бездарью» в личном письме, за чересчур резкую оценку его плана строительства РККА и с поистине сталинской скромностью признаваться, что, «очевидно, проблема не была еще достаточно ясна для меня»[36].

В результате Ощепков как «прихвостень» Тухачевского сел и не он один:

    «…репрессии против наиболее прогрессивных представителей тогдашней военной верхушки косвенно, но очень серьезно ударили и по наиболее тесно общавшимся с ними деятелям технической элиты страны. Им ставились в вину связи с вредителями и контрой. Так пострадали или попали в опалу (отстранены от активной конструкторской деятельности) С. П. Королев, А. Н. Туполев, Н. Н. Поликарпов, Р. Л. Бартини и многие, многие другие»[36].

Другой противник Виктора Суворова Александр Помогайбо выступает и против коммунистов и против Сталина, говоря, что его репрессии 1937-38 годов отрубили голову армии, науке и промышленности. Тухачевского он считает выдающимся деятелем и приводит следующие доказательства:

    "Развитием военной радиосвязи в СССР занимался Николай Михайлович Синявский, один из главных соратников Тухачевского. Как известно, Тухачевский уделял большое внимание радиосвязи и предполагал даже управление войсками по радио. …Синявский был расстрелян 29 июля 1938 года. …Наркомат связи попал в ведение людей, имевших… поверхностное знакомство со связью … Халепского.. Ежова[37].

    "В том же 1932 году Качугин предложил самонаводящиеся зенитные снаряды (так тогда назывались зенитные ракеты), проект которых нашел поддержку у Тухачевского. Скоро был готов и образец, испытания прошли успешно. Тухачевский лично пожал руку изобретателю, поздравляя с удачей…

Серии советских марок (СССР):
Советские марки и серии (СССР):
Наименование Год выпуска Рубрика
М. Н. Тухачевский (1893-1937). К 70-летию со дня рождения 1963 Вооруженные силы