Товар успешно добавлен в корзину.

MarkiMira.ru - почтовые марки со всего мира!

info@markimira.ruКОНТАКТЫ
0товаров
Гумбольдт А.
Алекса́ндр фон Гу́мбольдт (нем. Friedrich Wilhelm Heinrich Alexander Freiherr von Humboldt, 14 сентября 1769, Берлин — 6 мая 1859, Берлин) — немецкий учёный-энциклопедист, физик, метеоролог, географ, ботаник, зоолог и путешественник, младший брат учёного Вильгельма фон Гумбольдта.

Основоположник географии растительности.

Научные интересы Гумбольдта были необычайно разнообразны. Своей основной задачей он считал «постижение природы как целого и сбор свидетельств о взаимодействии природных сил», за широту научных интересов современники прозвали его Аристотелем XIX века. Исходя из общих принципов и применяя сравнительный метод, он создал такие научные дисциплины, как физическая география, ландшафтоведение, экологическая география растений.

Уделял большое внимание изучению климата, разработал метод изотерм, составил карту их распределения и фактически дал обоснование климатологии как науки. Подробно описал континентальный и приморский климат, установил природу их различий.

Благодаря исследованиям Гумбольдта были заложены научные основы геомагнетизма.

Член Берлинской (1800), Прусской и Баварской академий наук.

Почётный член Петербургской академии наук (1818).

Путь в науке

Семья

Отец Гумбольдта — Александр Георг — был прусским офицером, которого за заслуги в Семилетней войне назначили камергером наследного принца. Женившись на Марии Елизавете фон Голведе, он получил двух сыновей: Вильгельма (22 июня 1767) и Александра (1769). Также его братом по матери, от её первого брака, был слабоумный Фердинанд фон Голведе (1763—1817). Крестными отцами у Александра при крещении в кафедральном соборе Берлина были: будущий король Пруссии Фридрих Вильгельм II, герцог Фердинанд фон Брауншвайг и министр Барон фон Финкенштайн.[1]
Дворец Тегель, родовая собственность Гумбольдтов. Реконструирован Карлом Фридрихом Шинкелем в 1820—1824 гг.

Учёба и первые шаги в науке

Александр и Вильгельм наслаждались замечательным домашним образованием известных учителей, и хотя Александра считали тяжёлым, не любящим учёбу ребёнком, он проявлял интерес к природе и имел художественный талант. Образование братьев Гумбольдтов находилось под большим влиянием Просвещения, Канта и Руссо. Их воспитателями были известные учёные: Кампе, Кунт, Энгель, Дом, Лёффлер.[1]

В 1785 году знакомится с Николаи, Мендельсоном.[2]

В 1787 году Гумбольдт поступил в университет Франкфурта-на-Одере, где изучал экономику и финансы. К тому же он посещал лекции по медицине, физике, математике и науке о древнем мире. Посещал курсы Блюменбаха

С 1788 года он в Берлине, изучал греческий язык, технологию и ботанику, последнюю под руководством немецкого ботаника К. Л. Вильденова.

Весною 1789 года он отправился в Гёттингенский университет, где читали лекции Гейне, Блуменбах, Кестнер, Лихтенберг, Эйхгорн. Классическая литература, история, естествознание, математика интересовали Гумбольдта в одинаковой степени. Гейне возбудил в нём охоту к археологии. Под его влиянием Гумбольдт написал своё первое, оставшееся ненапечатанным, сочинение «О тканях греков». В том же 1789 году осуществил путешествие по Германии.[1] В Гёттингенском университете Гумбольдт оставался до 1790 года. К этому времени относится его первая геологическая работа «О рейнских базальтах» (Mineralogische Beobachtungen über einige Basalte am Rhein. Brunswick, 1790).

В марте 1790 года он предпринял первое путешествие за пределы немецких земель в обществе своего друга Георга Форстера по Рейну, оттуда — в Англию и Францию (неделю пробыл в Париже). Эта поездка возбудила в нём страсть к путешествиям и посещению отдалённых тропических стран. После этой экскурсии он поступил в торговую академию в Гамбурге, где изучал новые языки и коммерцию, занимаясь в то же время ботаникой и минералогией. Результатом этих занятий явились несколько мелких ботанических работ, среди которых — открытие ускоряющего действия хлора на прорастание семян.

Желание поближе ознакомиться с геологией увлекло Гумбольдта в 1791 году во Фрейберг, где преподавал А. Г. Вернер. В Йене под руководством Лодера он изучал анатомию. Ф. фон Зах и Й. Келлер дали ему основы астрономии и научили пользоваться научными инструментами. Он учился также в Торговой академии Бюсе. Опубликовал свои первые работы: «Минералогические наблюдения некоторых базальтов Рейна», а также статью в Химических анналах. В августе посетил Богемию.[2]

В 1792 году его учебные годы закончились и он возвратился в Берлин. Способности его теперь проявились в полном блеске. Он обладал обширными и разносторонними сведениями не только в естествознании, но и в истории, юридических науках, классической литературе, владел несколькими языками. К этому нужно прибавить полную материальную обеспеченность.

Зрелость

В 1792 Гумбольдт получил место обер-бергмейстера в Ансбахе и Байрейте. Занятия, связанные с этою должностью, вполне гармонировали с желаниями Гумбольдта. Он ревностно принялся за новые занятия, старался поощрять и развивать горную промышленность, изучал её историю по архивным документам, возобновил заброшенные рудные копи в Гольдкронахе, устроил школу горного дела в Штебене, занимался изучением газов, скопляющихся в шахтах, и пытался изобрести безопасную лампу и дыхательную машину для употребления в тех случаях, когда в шахте скопляется много углекислоты или других вредных для дыхания газов.

В 1792—1794 осуществляет многочисленные инспекционные поездки по землям Германии.[3]

Параллельно с этими практическими занятиями шли учёные исследования: статьи и заметки по геологии в различных журналах, флора тайнобрачных Фрейберга (лат. Florae Fribergensis Specimen, 1793), «Афоризмы из химической физиологии растений» — резюме опытов Гумбольдта по вопросам о раздражимости растительных тканей, питании и дыхании растений. К этому же периоду относятся исследования над животным электричеством, обнародованные несколько позднее под заглавием «Опыты над раздражёнными мускульными и нервными волокнами» (нем. Versuche über die gereizte Muskel- und Nervenfaser. Berlin, 1797). Часть опытов была им произведена над собою при содействии доктора Шалдерна: объектом исследования служила спина Гумбольдта.

В этих работах уже проявились характерные черты Гумбольдта как учёного: стремление отыскать общую основу разнороднейших с виду явлений, недоверие к метафизическим принципам (в «Афоризмах…» он ещё стоит за жизненную силу, действующую вопреки законам физики; но уже в исследованиях о животном электричестве излагает вполне рациональный взгляд на жизнь, установившийся в науке только в 1830-х-1840-х годах), проницательность гения, опережающего свой век (взгляды его на электрические явления в животных тканях подтвердились 50 лет спустя в работах Дюбуа-Реймона; мнение о роли минеральных солей, как необходимого составного элемента в пище растений, утвердилось в науке только после работ Соссюра и Либиха). В это же время определилась задача его жизни — физическое мироописание; в 1796 он пишет:

    Я имею в виду физику мира, но чем более чувствую её необходимость, тем яснее вижу, как шатки ещё основания для такого здания.

«Физика мира» — свод целого ряда наук, из которых некоторые были вызваны к жизни самим Гумбольдтом. Наконец, стремление передать научные выводы в художественной, образной форме (плодом которого явились впоследствии «Картины природы» и «Космос») проявилось в статье «О родосском гении» (нем. Die Lebenskraft, oder der rhodische Genius) — прекрасно написанном, но довольно вычурном аллегорическом изображении «жизненной силы» (напечатано в журнале «Die Horen» Шиллера в 1795).

Связи Гумбольдта с лицами высшей администрации, отношения ко двору, к наследному принцу, лично знавшему и ценившему обоих братьев Гумбольдтов, — всё это нередко заставляло его принимать участие в делах государства. В 1794 он сопровождал Гарденберга, ездившего во Франкфурт-на-Майне для переговоров с голландским и английским уполномоченными. После заключения Базельского мира Гумбольдт был послан к Моро, французскому главнокомандующему, для переговоров насчёт владений Гогенлоэ (прусское правительство боялось опустошения их французами) и исполнил поручение с полным успехом.

Путешественник

В 1796 умерла его мать, и вместе с этим исчезло главное препятствие его планам на путешествие: мать не хотела отпускать его в далёкие страны. Тотчас по её смерти Гумбольдт вышел в отставку и, получив свою часть наследства (около 85 000 талеров), стал готовиться к путешествию.

Время тогда было не совсем благоприятное для больших экспедиций. Снаряжавшаяся Директорией экспедиция вокруг света, в которой Гумбольдт хотел принять участие, была отложена вследствие финансового расстройства Франции; присоединиться к экспедиции французских учёных в Египет ему не удалось, потому что поражение французского флота при Абукире прекратило сношения Франции с Александрией. Так прошло четыре года, в течение которых Гумбольдт жил в Йене, Зальцбурге и Париже.

Париж понравился ему и навсегда остался его любимым городом. Он познакомился и подружился с самыми выдающимися натуралистами и математиками того времени и приобрёл огромную популярность во французском обществе.

Второе открытие Америки

Особенно близко сошёлся он с Эме Бонпланом, молодым ботаником, тоже мечтавшим о путешествии. Наконец, в Мадриде Гумбольдту удалось получить разрешение посетить и исследовать испанские владения в Америке. Всё-таки воспользоваться разрешением оказалось довольно трудно: порт Ла-Корунья, откуда Гумбольдт и Бонплан намеревались отплыть в Америку, был блокирован английскими кораблями. Наконец сильная буря заставила английские корабли удалиться от берега, и корвет «Писарро», на котором отправлялись Гумбольдт и Бонплан, ночью 5 июня 1799 оставил Корунью и счастливо миновал английские суда.

Материал для исследований представился в достаточном изобилии с первых же дней. Морские течения, морские животные и растения, фосфоресценция моря и т. п. — всё это было ещё едва затронуто наукой. Путешественники посетили прежде всего Канарские острова, где пробыли 6 дней. Здесь при виде различных растительных поясов Пика ди Тейде, являющихся один над другим по мере движения к вершине, явилась у Гумбольдта мысль о связи растительности с климатом, положенная им в основу ботанической географии.

К концу плавания эпидемия, вспыхнувшая на корабле, заставила их высадиться раньше, чем они предполагали: в Кумане, на берегу Венесуэлы, 16 июля 1799.

Богатство и разнообразие тропической природы поразило их. Из Куманы (он находился там 7 августа 1799) они предприняли ряд экскурсий в соседние местности, а затем отправились в Каракас, где пробыли два месяца, отсюда — в Апуре, на одноимённой реке, по которой хотели спуститься в Ориноко, подняться к её верховью и убедиться, точно ли система Ориноко соединяется с системой Амазонки. В Апуре путешественники наняли пирогу с пятью индейцами и отправились дальше водою. Убедившись в соединении речных систем Ориноко и Амазонки посредством протока Кассиквиаре, Гумбольдт и Бонплан спустились по Ориноко до Ангостуры (ныне Сьюдад-Боливар), главного города Гвианы (ныне в составе Венесуэлы).
Гумбольдт и Бонплан в амазонских джунглях. Картина Эдуарда Эндера (нем. Eduard Ender), 1850. Бранденбургская Академия наук, Берлин.

Гумбольдт писал Вильденову:

    В течение четырёх месяцев мы ночевали в лесах, окружённые крокодилами, боа и тиграми (которые здесь нападают даже на лодки), питаясь только рисом, муравьями, маниоком, пизангом, водой Ориноко и изредка обезьянами… В Гвиане, где приходится ходить с закрытой головой и руками вследствие множества москитов, переполняющих воздух, почти невозможно писать при дневном свете. Поэтому все наши работы приходилось производить при огне, в индейской хижине, куда не проникает солнечный луч.

Из Ангостуры путешественники отправились в Гавану, где пробыли несколько месяцев, изучая природу и политическое состояние Антильских островов; отсюда переправились в Бразилию и, посвятив довольно долгое время изучению плато Санта-Фе, отправились в Кито через проход Квиндиу в Кордильерах. Это был утомительный и опасный переход: пешком, по узким ущельям, под проливным дождём, без обуви, которая быстро износилась и развалилась.

Как бы то ни было, в январе 1802 путешественники достигли Кито. В этой части Америки они оставались около года, изучая со всевозможных точек зрения её богатую природу. Гумбольдт поднимался на вулканы Пичинчу, Котопахи, Антизану и другие и на Чимборасо (6 310 м — мировой рекорд для того времени).

Из Южной Америки путешественники отправились в Мексику, где провели около года. Гумбольдт определял географическое положение различных пунктов, изучал деятельность вулканов — в том числе знаменитого Хорульо, образовавшегося в 1755, — произвёл множество барометрических измерений, исследовал пирамиды и храмы древних обитателей Мексики — ацтеков и толтеков, изучал историю и политическое состояние страны.

Наконец, 9 июля 1804, после почти пятилетнего пребывания в Америке, Гумбольдт и Бонплан отплыли в Европу и 3 августа того же года высадились в Бордо.

Результаты их путешествия были громадны. До Гумбольдта только один пункт внутри Южной Америки — Кито — был точно определён астрономически; геологическое строение её было вовсе неизвестно. Гумбольдт определил широту и долготу многих пунктов, произвёл около 700 гипсометрических измерений, то есть уяснил орографию местности, исследовал её геологию, собрал массу данных о климате страны и указал её отличительные черты.

Учёные собрали огромные ботанические и зоологические коллекции — одних растений около 4 000 видов, в том числе 1 800 новых для науки.

Было доказано соединение систем Амазонки и Ориноко; определено направление некоторых горных цепей и открыты новые (например, Анды Паримы); уяснено в общих чертах распределение гор и низменностей; нанесено на карту морское течение вдоль западных берегов Америки, названное «Гумбольдтовым».

Не были оставлены без внимания и этнография, история, языки, политическое состояние посещённых стран: по всем этим предметам собрана масса материала, разработанного впоследствии частью самим Гумбольдтом, частью его сотрудниками.

Словом, путешествие Гумбольдта и Бонплана по справедливости называют вторым — научным — открытием Америки.
[править] Снова в Европе
Гумбольдт в 1806. Портрет работы Фридриха Георга Вейтша (нем. Friedrich Georg Weitsch). Старая национальная галерея, Берлин
Вид Чимборасо. Акварель, основанная на описании Гумбольдта. Впервые издана в Voyage aux regions équinoxiales…, т. 1.

Для обработки и издания результатов американского путешествия Гумбольдт остался в Париже. Первый том гигантского труда «Путешествие в равноденственные области Нового Света в 1799—1804 годах» (фр. Voyage aux regions équinoxiales du Nouveau Continent, fait en 1799, 1800, 1801, 1802, 1803 et 1804 par Alexander Humboldt et Aimé Bonpland / red. A. de Humboldt. - Grand edition. – Paris: Schoell Dufor, Mare et Gide) вышел в 1807, тридцатый и последний — в 1833. Издание содержало 1 425 таблиц, частью раскрашенных, и стоило в то время 2 553 талера[4].

Бо́льшую часть работы составляют сделанные преимущественно Бонпланом описания растений (16 томов), астрономо-геодезические и картографические материалы (5 томов), другую часть — зоология и сравнительная анатомия, описание путешествия и другое.

Сотрудниками Гумбольдта были: Ольтманс (астрономические вычисления), Бонплан и Кунт (описание растений), Кювье, Валансьенн и Латрейль (зоология), Клапрот и Вокелен (минералогия), фон Бух (окаменелости).

Самому Гумбольдту принадлежит описание путешествия (фр. Relation historique, 3 т. in 4°), общая картина природы, климата, геологического строения, жизни и памятников диких страны (фр. Vues des Cordillères, атлас и текст); трактат о географическом распределении растений (фр. Essai sur la géographie des plantes); сборник исследований по геологии и сравнительной анатомии (2 тома) и трактаты о политическом состоянии испанских колоний (фр. Essai polit sur la Nouvelle Espagne, 2 тома с 20 картами).

Кроме этих трудов более или менее специального характера, Гумбольдт издал в 1808 «Картины природы» (нем. Ansichten der Natur) — ряд картин тропической природы, нарисованных с удивительным мастерством. «Космос» превосходит глубиной и разнообразием, но далеко уступает «Картинам природы» по живости и свежести изображения.

В следующем, 1805 Гумбольдт съездил в Италию к брату, которому передал материалы для изучения американских наречий, побывал в Неаполе, чтобы посмотреть на извержение Везувия, случившееся в том году, а оттуда отправился в Берлин; здесь он прожил 1806—1807, занимался магнитными наблюдениями, писал «Картины природы» и, кажется, не особенно сокрушался политическими невзгодами своей родины. Космополитическая закваска была в нём слишком сильна.

В 1808 ему пришлось, однако, бросить научные занятия, чтобы сопровождать в Париж принца Вильгельма Прусского, который ездил туда для переговоров с Наполеоном. Гумбольдт, пользовавшийся большим значением в высшем парижском обществе, должен был подготовить почву для соглашения, что и исполнил с успехом.
Автопортрет. Париж, 1814.

После этого он прожил во Франции почти 20 лет (1809—1827). Париж в то время блистал таким созвездием учёных, каким не мог похвалиться ни один город в Европе. Тут действовали Кювье, Лаплас, Гей-Люссак, Араго, Био, Броньяр и другие. С Гей-Люссаком Гумбольдт работал над химическим составом воздуха, с Био — над земным магнетизмом[5], с Провансалем — над дыханием рыб.

Простота и свобода отношений, общительность и отсутствие мелкой зависти были ему по душе. Гумбольдт вёл в Париже такую трудовую жизнь, что для сна оставлял едва 4-5 часов в сутки. Такой деятельный образ жизни он вёл до самой смерти и, что всего удивительнее, оставался всегда здоровым и сильным физически и умственно.

Огромное значение, которым пользовался Гумбольдт в учёном кругу Парижа, заставляло стремиться к нему всех приезжавших в Париж учёных, тем более что он щедро расточал в пользу других свое влияние и деньги. Когда Агассис по недостатку средств должен был прекратить занятия в Париже, Гумбольдт самым деликатным образом заставил его принять денежную помощь; когда Либих, ещё неизвестный, начинающий учёный, прочёл в Париже одну из своих первых работ, Гумбольдт немедленно познакомился с ним и оказал ему деятельную поддержку.

Ещё в Америке Гумбольдт мечтал о путешествии в Азию и теперь деятельно готовился к нему, изучая, между прочим, персидский язык у Сильвестра де-Саси. В 1811 русский канцлер граф Румянцев предложил ему присоединиться к посольству, которое Император Александр I отправлял в Кашгар и Тибет. Но события наступившего 1812-го и последующих годов поглотили внимание русского правительства, и экспедиция не состоялась.

В 1818 Гумбольдт был в Аахене на конгрессе, но хлопотал лишь об азиатском путешествии. Всё свое состояние он истратил на американскую экспедицию и издание её результатов, так что теперь мог путешествовать только на казённый счёт; но и на этот раз путешествие не состоялось, и Гумбольдт вернулся в Париж.

В 1822 он ездил в Италию, посетил Везувий и исследовал изменения, происшедшие в нём между извержениями 1807 и 1822.

Фридрих-Вильгельм III был лично расположен к Гумбольдту, дорожил его обществом. В 1826 он пригласил своего учёного друга переселиться поближе. Гумбольдт, скрепя сердце, переселился в «туманный Берлин». С этого времени он жил главным образом в Берлине, часто бывал при дворе, сопровождал короля в поездках по Европе и, хотя не играл официальной роли, но по возможности старался противодействовать реакции, приверженцы которой называли Гумбольдта «придворным революционером».

В первый же год своей жизни в Берлине он прочёл ряд лекций «О физическом мироописании» — первый набросок «Космоса». Лекции привлекли массу слушателей. В двадцатых годах XIX столетия наука только ещё начинала спускаться со своих высот в сферу обыденной жизни, и лекции Гумбольдта были в своем роде неожиданным и поразительным явлением. Они знаменуют собою торжество нового направления в духовной жизни Европы — направления, характеризующего XIX столетие и состоящего в сближении науки с жизнью. В то же время они были первым очерком новой науки — физического мироописания. По окончании лекций (1828) особо назначенный комитет поднёс Гумбольдту медаль с изображением солнца и надписью: Illustrans lotum radiis splendentibus orbem (лат. Озаряющий весь мир яркими лучами).

Путешествие по России

Русский министр финансов граф Канкрин начал переписку с Гумбольдтом по поводу платиновой монеты, которую наше правительство намеревалось чеканить, и вскоре Гумбольдт получил предложение от императора Николая I предпринять путешествие на Восток «в интересах науки и страны».

12 апреля 1829 Гумбольдт оставил Берлин со своими спутниками, Густавом Розе и Кристианом Готфридом Эренбергом, и 1 мая прибыл в Санкт-Петербург. Ещё в Берлине Гумбольдт получил вексель на 1 200 червонцев, а в Санкт-Петербурге — ещё 20 000 рублей. Всюду были заранее подготовлены экипажи, квартиры, лошади; в проводники Гумбольдту был назначен чиновник горного ведомства Меншенин, владевший немецким и французским языками; в опасных местах на азиатской границе путешественников должен был сопровождать конвой.

Из Санкт-Петербурга Гумбольдт отправился через Москву и Владимир в Нижний Новгород; из Нижнего — по Волге в Казань; оттуда в Екатеринбург и Пермь. Здесь, собственно, и начиналось настоящее путешествие.

В течение нескольких недель путешественники разъезжали по Нижнему и Среднему Уралу, исследовали его геологию, посетили главнейшие заводы — Невьянск, Верхотурье и другие, — осмотрели разработки железа, золота, платины, малахита. Гумбольдт не мог не обратить внимания на жалкое положение крепостных и безобразное состояние промышленности, но говорить об этом было неудобно, что он и обещал Канкрину.

Осмотрев уральские заводы, путешественники направились в Тобольск, а оттуда через Барнаул, Семипалатинск и Омск в Миасс. Путешественники собрали богатые зоологические и ботанические коллекции. Из Миасса Гумбольдт предпринял несколько экскурсий в Златоуст, Кичимск и другие местности; затем — в Орск, Оренбург, далее в Астрахань. Оттуда путешественники совершили небольшую поездку по Каспийскому морю; затем отправились обратно в Санкт-Петербург, куда прибыли 13 ноября 1829. Экспедиция эта, несмотря на скоротечность, дала хорошие результаты.

Итогом её стал трёхтомный труд «Центральная Азия» (фр. Asie Centrale, 1843).

«Космос»

По возвращении из русского путешествия Гумбольдт отправился в Париж, частью для обработки результатов, частью с политической целью: приветствовать новую французскую династию. В Париже он жил с 1830 по 1832, постоянно бывая при дворе и посылая в Берлин отчёты о политических делах. Популярность его среди французских учёных достигла апогея.

В 1832 Гумбольдт снова перебрался в Берлин. Время его делилось между научными трудами, обработкой «Космоса» и придворными отношениями. По смерти короля Фридриха-Вильгельма III (1840) новый король Фридрих-Вильгельм IV сохранил с ним наилучшие отношения, хотя его причудливый, странный характер и политика причиняли много досады Гумбольдту.

Научно-популярная сторона деятельности Гумбольдта увенчалась, наконец, давно задуманным «Космосом». Мысль об этом произведении появилась у него ещё в 1796, но только в 1845 вышел первый том «Космоса» — «Космос: план описания физического мира» (нем. Kosmos: Entwurf einer physischen Weltbeschreibung).

В предисловии Гумбольдт говорит:

    На склоне деятельной жизни я передаю немецкой публике сочинение, план которого почти полстолетия носился в моей душе.

«Космос» представляет свод знаний первой половины XIX столетия, составленный специалистом почти во всех областях знания. Разумеется, эта книга во многих частях устарела; но как картина знаний в известную эпоху она навсегда останется драгоценыым памятником.

Второй том её вышел в 1847; 3-й в 1852; 4-й в 1857; 5-й остался неоконченным. Книга была переведена на все европейские языки и вызвала целую литературу подражаний и комментариев. С появлением «Космоса» слава Гумбольдта достигла кульминационного пункта. Награды и отличия сыпались на него со стороны правительств и учёных обществ.

На склоне деятельной жизни…

Необыкновенная деятельность и умственное напряжение, казалось, должны были ослабить его физические и духовные силы. Но природа сделала для него исключение. В последние годы жизни, приближаясь к девяностолетнему возрасту, он вёл такой же деятельный образ жизни, как в молодости. Получая до 2 000 писем в год, Гумбольдт по большей части отвечал на них немедленно. Он работал, принимал посетителей, сам посещал других и, возвращаясь поздно домой, работал до 3-4 часов ночи.

Гумбольдт был среднего роста, с маленькими изящными руками и ногами. Огромный лоб, живые, быстрые голубые глаза, улыбка, то благодушная, то саркастическая, придавали его лицу выражение мудрости и добродушного лукавства.

Талантливый человек приводил его в восторг; он умел заставить всякого разговориться и чувствовать себя как дома. Беседа его, увлекательная, живая, пересыпанная шутками, остротами, сарказмами, походила на фейерверк. Он владел несколькими языками, свободно говорил по-английски, испански, французски…

Одной из причин его огромной популярности была щедрость и бескорыстная любовь к науке, заставлявшая его всеми силами выдвигать и поощрять молодые таланты. Несмотря на свое высокое положение, он не оставил никакого состояния. Любезный и уступчивый в мелочах, Гумбольдт, однако, не проходил молчанием того, что его возмущало; заступался за людей, несправедливо подозреваемых в неблагонамеренности, и нередко упрекал короля за реакционную политику — в довольно резких выражениях. Этот независимый образ мыслей навлёк на него ненависть господствовавшей партии. Он держался при дворе только благодаря личному расположению короля. К недовольству общим положением дел присоединялось чувство одиночества, так как друзья и сверстники Гумбольдта умирали один за другим. Давно уже не было в живых Гете, Вильгельма Гумбольдта. В 1853 скончался Л. фон Бух, с которым Гумбольдта связывала 63-летняя дружба; за ним последовал лучший из его парижских друзей, Ф. Араго. В 1857 заболел король; в 1858 скончался последний из старых друзей Гумбольдта — Варнгаген фон Энзе, — и Гумбольдт стоял одинокий, в ореоле своей славы, усталый и грустный. В конце апреля 1859 он простудился и слёг. Смерть приближалась быстро, но без сильных страданий. Сознание сохранилось до последнего дня: он скончался 6 мая 1859.

Итоги

5 марок 1967 г. — памятная монета ФРГ, посвящённая братьям Александру и Вильгельму Гумбольдтам

Многочисленные работы Гумбольдта, представляющие целую энциклопедию естествознания, связаны идеей физического мироописания.

Исследования химического состава воздуха привели Гумбольдта и Гей-Люссака к следующим результатам: 1) состав атмосферы остаётся вообще постоянным; 2) содержание кислорода в воздухе — 21 %; 3) воздух не содержит значительной примеси водорода. Это было первое точное исследование атмосферы.

Температура воздуха вызвала целый ряд исследований Гумбольдта. Распределение тепла на земной поверхности представляет крайне сложное, запутанное явление. Прежде чем открывать его причины, нужно знать самые факты, то есть иметь картину распределения тепла на земном шаре. Гумбольдт исполнил эту задачу, установив изотермы, после основополагающих работ в этой области Акосты. Работа об изотермах послужила основанием сравнительной климатологии. Учёный мир встретил работу Гумбольдта с величайшим сочувствием; всюду принялись собирать данные для пополнения и исправления изотерм. В первой его монографии об этом предмете (1817) мы находим только 57 мест с определённой годовой температурой, в «Центральной Азии» (1841) число их достигает уже 311, в «Мелких сочинениях» (1853) — 306.

Гумбольдту принадлежит также ряд капитальных исследований о климате южного полушария, о понижении температуры в верхних слоях воздуха, о влиянии моря на температуру нижних слоев воздуха, о границах вечного снега в различных странах и др. Он уяснил понятия о морском и континентальном климатах; показал причины, смягчающие климат в северном полушарии, и, приложив свои выводы к Европе и Азии, дал картины их климатов, определил их различие и причины, от которых оно зависит.
Памятник Гумбольдту на Унтер-ден-Линден в Берлине. Скульптор Рейнгольд Бегас. 1883

Влажность и давление воздуха также много занимали его. Он, например, показал причины суточных колебаний барометра в тропических странах и т. д.

До Гумбольдта ботанической географии как науки не существовало, хотя и были отрывочные указания в сочинениях Линнея, Гмелина и др. В основу ботанической географии Гумбольдт положил климатический принцип; указал аналогию между постепенным изменением растительности от экватора к полюсу и от подошвы гор к вершине; охарактеризовал растительные пояса, чередующиеся по мере подъёма на вершину горы или при переходе от экватора в северные широты; дал первую попытку разделения земного шара на ботанические области и многое другое. Труды Декандоля, Гризебаха, Энглера и других превратили набросок Гумбольдта в обширнейшую науку. Тем не менее за Гумбольдтом навсегда останется слава основателя ботанической географии.

Исследования Гумбольдта в зоологии не имеют такого значения, как его ботанические работы. Из Америки им и Бонпланом было привезено много видов; Гумбольдт сообщил немало сведений о жизни различных животных, дал превосходную монографию кондора, очерк вертикального и горизонтального распространения животных в тропической Америке и другое.

По анатомии и физиологии животных ему принадлежат исследования над строением горла птиц и обезьян-ревунов. Вместе с Гей-Люссаком он изучил устройство электрического органа у рыб; с Провансалем — дыхание рыб и крокодилов.

В области геологии Гумбольдт был одним из главных двигателей плутонической теории, развитой, главным образом, Л. фон Бухом. Гумбольдт не высказывался за неё вполне резко и определённо; но в значительной степени разработал фактический материал, на котором она построена. Он указал на широкое распространение вулканических явлений, связь между отдалёнными и разбросанными вулканами, особенности в их географическом распределении, говорящие в пользу теории Буха; определил полосу землетрясений в Азии; классифицировал землетрясения, сведя их к трём различным типам. Гумбольдт — один из главных столпов учения, долгое время господствовавшего в науке.

Собственно к физике Земли относятся его исследования над земным магнетизмом. Он первый фактически доказал, что напряжённость земного магнетизма изменяется в различных широтах, уменьшаясь от полюсов к экватору. Ему же принадлежит открытие внезапных возмущений магнитной стрелки (магнитные бури) и других частностей. Большое значение для науки имели магнитные обсерватории, устроенные по мысли Гумбольдта английским, русским и американским правительствами.

Классические труды Гумбольдта по географии Азии впервые уяснили в общих чертах её орографию, климатологию и послужили основой дальнейших исследований. В этой науке он занимает важное место наряду с Риттером: они своими трудами создали истинно научное землеописание.

Исследования Гумбольдта морских течений можно считать началом новой отрасли знаний, разросшейся в обширную науку после работ Мори.

Гумбольдт издал огромный пятитомный труд по истории географии. Там были изложены причины, подготовившие открытие Америки, постепенный ход открытий в XV и XVI веках.

Человеку посвящено было также немало труда со стороны Гумбольдта: данные о политическом состоянии испанских колоний, о древней цивилизации ацтеков, общие выводы о связи природы и человека, о влиянии природы на цивилизацию, странствования племён и т. п. — находятся в различных томах его американского путешествия, равно как и в книгах, посвящённых Азии.

Первым ввёл в науку понятие «сферы жизни» (лебенссфера), то есть всё живое на планете, ставшее позднее известным в переводе эквивалентом — биосфера. Одним из первых (после Бюффона, Ламмарка) выделил Жизнь как ещё один всепланетный феномен, наряду с лито-, атмо-, и гидросферой.[6]

Великий натуралист внёс в науку массу фактов, ввёл в обращение целый поток мыслей, впоследствии развитых другими и вошедших в наше миросозерцание.

Изобретения

    * Изобрёл первую в мировой практике (англичанин Дэви сделал то же, но позднее) рудничную лампу.
    * Организовал первую в Европе (а вероятно, и в мире) школу для неграмотных горняков, в которой сам же и преподавал.[7]

Интересные факты

Во время своего путешествия по Уралу Гумбольдт предложил уменьшить обводнённость золотоносных шахт путём осушения озера Шарташ под Екатеринбургом. Авторитет Гумбольдта был столь велик, что его предложение было принято, несмотря на протесты местных горных специалистов. Уровень воды в озере был существенно понижен, озеро почти исчезло, но вода в шахтах осталась на прежнем уровне. К счастью для горожан, после прекращения спуска воды озеро восстановилось.


Серии советских марок (СССР):
Советские марки и серии (СССР):
Наименование Год выпуска Рубрика
Портрет А. Гумбольдта - почетного члена Петербургской Академии наук 1959 Наука и образование