Товар успешно добавлен в корзину.

MarkiMira.ru - почтовые марки со всего мира!

info@markimira.ruКОНТАКТЫ
0товаров
Корзина0 товаров на сумму 0.00 руб
Маштоц М.
Месро́п Машто́ц (арм. Մեսրոպ Մաշտոց; ок. 361/362, селение Хацик, провинция Тарон, близ озера Ван — 17 февраля 440, Вагаршапат) — лингвист, создатель армянского алфавита, просветитель, миссионер, переводчик Библии, основоположник национальной школы и педагогической мысли, представитель патристики, теолог, документально известный изобретатель систем письма, святой Армянской Апостольской Церкви и Армянской Католической Церкви.

Биография

Ранние годы. При дворе царя

Месроп Маштоц[1] родился в начале 360-гг.[2] в селе Хацик, в семье полусвободного крестьянина[3] Вардана[4][5]. Провинция Тарон, откуда происходил Маштоц, являлась одним из культурных центров тогдашней Армении, известной своим архаическим, традиционным населением. Происходя, вероятно, из не бедной семьи, Маштоц получил образование в начале 370- гг. в одной из грекоязычных школ Армении[6][7]. Кроме родного армянского владел греческим, сирийским и персидским языками. Первоначальное греческое образование Маштоца было не самым высоким для своего времени: он умел читать на этом языке по слогам,[8] а персидским и ассирским владел блестяще[9]. Переехав в Вагаршапат, после 385 г. прослужил некоторое время при дворе армянского царя Хосрова III[5][10]. Был на военной службе, имея, вероятно, воинскую степень[11]. Служил также писцом и секретарём в царской канцелярии[6]. Там же он впервые глубоко изучал богослужебные писания[12]. Годы придворной службы сыграли важнейшую роль в формировании его дальнейших религиозных и политических взглядов[13][14]. В 392—393 гг., будучи придворным служащим, окончательно принимает христианство[15].

Монашество

В 395—396 [16] годах покинул царский двор, принял монашество и стал проповедником Евангелия среди армянских язычников. Вскоре с группой сподвижников переезжает в местечко Ротастак (область Голтн) вблизи Нахичевани, где начинает первые проповеди[17][18]. В течение последующих лет Голтн, наряду с Вагаршапатом, продолжал оставаться основным центром его деятельности, куда он периодический возвращался.

Маштоц устно переводил для людей Библию, доступную лишь на чуждых народу греческом и ассирийском языках.

    «Однако во время своего проповедничества блаженный Месроп испытывал немало трудностей, ибо он был одновременно и чтецом, и переводчиком. Если же читал кто-либо другой, а его при этом не было, то народ ничего не понимал за отсутствием переводчика.»[13]

В этот период своей деятельности он вёл в основном отшельническую жизнь. После 387 года большая часть Армении оказалась под властью Персии, и греческие школы были закрыты, страна переживала глубокий политический и культурный кризис.

Языческая религия оживилась при ослаблении Армянского царства[13]. Спасение распадающегося армянского государства Маштоц видел только в укреплении христианской веры среди всего армянского народа[13][17]. Национальный алфавит должен был стать средством развития армянской раннефеодальной культуры и, тем самым, средством сохранения политической, религиозной и культурной самобытности армянского народа.

Распространение христианства побудило Месропа Маштоца начать работу по созданию армянского алфавита для перевода Библии и богослужебных книг. Первые попытки Маштоц предпринял, когда только стал проповедовать в конце 390-х в Голтне и Сюнике, где его поддерживали местные князья[13][17]. Маштоц обратился к католикосу по вопросу создания алфавита армянского языка. В столице Вагаршапате его замысел встретил поддержку со стороны Саака Партева, который также имел похожую идею[19]. Вместе с католикосом они приступают к поискам подходящего алфавита для перевода богослужебных книг.

Вагаршапатское собрание

С целью создания армянского алфавита был созван специальный церковный собор[20]. В Вагаршапатский синод прибывают все епископы армянской церкви[21][22]. Синод был созван по инициативе Маштоца, однако роль армянского католикоса в нём была весьма значима. Это событие стало не только знаком официальной поддержки Месропу Маштоцу со стороны церкви, но также проявлением позиции государства по отношению к общегосударственному вопросу. Несмотря на то, что к этому времени вопрос создания национального алфавита и перевода Библии давно назрел, тем не менее именно Вагаршапатский синод стал началом процесса его создания. Он практически был официальным решением церкви о необходимости изобретения алфавита и перевода богослужебных книг, отмены в стране сирийской, парфянской и греческой письменности[23]. Вероятно в нём участвовали не только духовные деятели, но также и светские[24]. Царь Врамшапух, вернувшись в то время из Месопотамии, был оповещён о «расспросах и поисках и многих трудностей»[25] Месропа Маштоца и католикоса[26]. Поддержав эту инициативу, он извещает о существовании в Месопотамии древнего армянского алфавита[8][22][25]. Вопрос изначально не носил характер только церковной или религиозной реформы, осознавалось его общенациональное политическое значение. С этого момента царская власть Армении фактически присоединяется к просветительскому движению Маштоца и Саака.

Данииловы письмена. Объявление государственного языка

После Вагаршапатского собрания, примерно в 404 году[27] посланником царя Вагричом Хадуни от некого месопотамского епископа Даниила в Армению были привезены так называемые «данииловы письмена», происхождение которых до сих пор спорно[28]. Согласно сообщениям исторических источников,[22][25] это были письмена алфавита армянского языка, найденные сирийским епископом Даниилом, и относившиеся к более ранней исторической эпохе. Известно также, что Месроп Маштоц и Саак Партев, будучи знакомыми с существующими алфавитами их времени, приняли «данииловы письмена» именно как древнеармянские и настойчиво пытались возродить их[29].

Царь Врамшапух приказывает повсюду ввести для обучения грамоте новый алфавит.

    И когда многие из них усвоили, приказал (царь) повсюду обучать этими же (письменами). Тем самым блаженный (Маштоц) был удостоен прекрасного звания вардапета. Около двух лет он занимался преподаванием и вёл (занятия) этими письменами[25].

Этим историческим актом он впервые объявил армянский язык в качестве государственного[30]. Маштоц, получив степень архимандрита (вардапета)[31] собрал первых учеников и начал обучение с использованием алфавита «данииловых письмён». Около двух лет [32] он вёл занятия, используя «данииловы письмена». Однако данный алфавит не мог правильно зафиксировать фонетику тогдашнего армянского языка[33][8][22][34]. Это был неполный и несовершенный алфавит. Первая попытка приобретения нового алфавита завершилась провалом. Историческое значение этих событий заключалось лишь в первом огосударствлении армянского языка. После некоторого времени Маштоц приступил к созданию нового полноценного алфавита.

Создание алфавита. В Месопотамии

По приказу царя и с согласия католикоса Маштоц с группой учеников предпринял экспедицию в северную Месопотамию, в города Амид, Эдесса, затем в Самосата[35]. Главная мотивация его отправления за границу является спорным. Вероятно, он надеялся на помощь месопотамских учёных и мудрецов, менее вероятно — искал возможно существующий и там сохранившийся армянский алфавит[36]. Сначала он посещает епископа Даниила, который обнаружил «письмена», однако «не найдя ничего больше прежнего»[37] отбывает в Эдессу. Этот факт указывает, по-видимому, что Маштоц вёл также поиски письменной системы, о существовании которой возможно и знал[38].

Месроп направился в один из крупнейших учебных и научных центров того времени — Эдессу и начал свои поиски в прославленном эдесском книгохранилище[39]. Здесь он изучил алфавиты разных языков, ознакомился с их структурой, формами букв, принципами письма и только после этого взялся за создание алфавита. Вероятно, в этом книгохранилище он ведёт основные научные работы[40]. Своих учеников Месроп разделил на две группы: одних оставил в Эдессе для изучения сирийской письменности, других отправил в город Самосата для изучения греческой письменности[41]. В Месопотамии Месроп встречался с учёными, представителями светской власти и высшим духовенством, с епископами Амида Акакием и епископом Эдессы Пакида[42]. Они не смогли оказать ему никакой помощи в деле создания подходящего алфавита. К 405—406 годам[43] в городе Эдесса, после долгих научных изысканий, Маштоц создаёт 36-буквенный армянский алфавит[44]. Он расставляет буквы в прямом соответствии с буквами греческого алфавита. В работе над созданием алфавита Маштоц использовал греческий, пехлевийский (среднеперсидский), эфиопский и ряд других письменных систем[37][45].

    «Так претерпел он много лишений в [деле] оказания доброй помощи своему народу. И ему было даровано такое счастье всемилостивейшим богом святой десницей своей, он, как отец, породил новое и чудесное дитя — письмена армянского языка. И там он поспешно начертал, дал названия и расставил [письмена по порядку], расположил [их] по силлабам-слогам.»[44]

После создания алфавита он отправляется в город Самосата, где с греческим писцом и каллиграфом Ропаносом (Руфин) уточнил начертание армянских букв[37][44]. Как сообщает летописец, «окончательно начертал все различия письмён [букв] — тонких и жирных, коротких и длинных, отдельных и двойных»[46]. В Самосате труд по созданию армянского алфавита был завершён. Маштоц, два его ученика и писец Ропанос начали перевод Библии, используя новый алфавит, с притчей Соломоновых, осуществляя первое испытание новосозданного алфавита[47]. Очевидно, своим главным делом в Самосате Месроп считал именно перевод небольших отрывков из Библии и их каллиграфическое оформление[48]. Более чем через сто лет после принятия христианства в качестве государственной религии Месроп Маштоц стал первым переводчиком Библии на армянский язык. Ропанос одновременно обучал учеников Маштоца, готовил из них писцов новой армянской письменности[44]. После посещения сирийского епископа Маштоц с учениками отправляется в Армению. Согласно летописцу, примерно год он провёл в месопотамских городах[49]. В Армении католикос Саак предоставляет Месропу Маштоцу группу учёных-монахов, вместе с которыми Маштоц окончательно определяет фонетические и орфографические нормы армянского языка[8].

Современные лингвисты высоко оценивают заслуги Месропа Маштоца в деле создания армянского алфавита:

    «Миссия Маштоца — настоящая научная, быть может первая в мире, лингвистическая экспедиция, поставившая своей целью выработку алфавита» [50]

Основание школ и просветительская деятельность

По возвращении в столицу Маштоц по приказу Врамшапуха впервые начал обучать жителей Мары[51]. После «убеждения в правильности созданного алфавита» при содействии католикоса он основал Вагаршапатскую семинарию — первую высшую школу[52] христианской Армении, куда стали собираться ученики с разных концов и областей страны[53]. В семинарии преподавал сам Маштоц. Вначале изучались три основных предмета («Trivium»): грамматика, логика и риторика, готовились в основном переводчики и проповедники[54]. Маштоц возглавил также обучение царского двора вместе со всем азатским [55] войском. Первые армяноязычные школы были созданы по типу древнегреческих. Им была разработана методика преподавания армянского языка[56]. Он и его помощники учили не только грамотности, но и церковному песнопению, особое внимание уделялось физической подготовке.

    …отобрав по велению Врамшапуха и Саака Великого умных и здоровых детей, обладавших мягкими голосами и долгим дыханием, учредил школы во всех областях и стал учить во всех уголках персидского, но не греческого удела… [57]

После создания алфавита в деятельности Маштоца начинается новый этап. Получив согласие царя и католикоса, с группой учеников он снова начал проповедовать в провинциях страны. Новое миссионерское путешествие он начинает с Гохтна и Сюника, где его деятельности помогал Васак Сюни, будущий марзпан (правитель) Армении. После визита в Византию и Албанию он посетил Гардман, одну из важнейших провинций севера-востока Армении. Тогда же, по приглашению Ашуши Гугаркского, Маштоц посетил край Таширк провинции Гугарк. Как правило, он объединял евангельские проповеди с обучением алфавиту и грамотности[58][59]. В 410-е годы Маштоц распространил новый алфавит в большей части Восточной Армении. В 414 году умирает царь Врамшапух — главная политическая опора деятельности Месропа Маштоца. После него на армянский престол был утверждён сын сасанидского самодержца Йездигерда I-го Шапур, а с 419 года в стране началось безвластие[60]. Просветительская деятельность Маштоца происходила в обстановке политической нестабильности в Армении.

Во всей стране развивалось огромное культурно-просветительское движение. Маштоц и Саак разослали по разным областям Армении подготовленных учеников, доверив наиболее способным из них обучать грамоте и распространять христианство. Тогда же они, укрепив на армянской почве новую письменность, принялись за перевод Библии. После раздела Армении греческие книги в стране были запрещены, Месроп и Саак первые библейские переводы делали с сирийских текстов[57].

Миссия в византийской Армении и встреча с императором Феодосием II

Завершив просветительскую деятельность в Восточной Армении, Маштоц с группой учеников и соратников отправился в Византию для основания армянских школ в Западной Армении[61]. На границе он встретился с военачальником византийских восточных войск Анатолием Флавием,[62][63] который письмом известил византийского императора о намерениях Месропа. Не получив разрешения на деятельность, Маштоц в сопровождении Вардана Мамиконяна и других учеников был вынужден лично отправиться [63][64] в византийскую столицу Константинополь, оставив часть учеников в городе Мелитена у епископа Акакия Мелитинского. Первопричиной отказа было недовольство со стороны представителей духовенства Кесарии, которые эти области считали частью своего престола, применяли там греческую письменность и были возмущены деятельностью Маштоца и Саака[65]. Этим препятствием, возможно, объясняется факт столь позднего начала деятельности Месропа Маштоца в Западной Армении с момента изобретения им национального алфавита[66].

Переговоры начались не ранее марта — апреля 420-го года[67]. Маштоц с почестями был принят молодым императором Византии Феодосием II и получил его окончательное разрешение на просветительскую деятельность «со скреплёнными печатью императорскими грамотами»[68]. Также он получил одобрение и со стороны греческого патриарха Аттика. От византийских властей Маштоц получил титул «акумит»,[69] был рукоположен «экклесиастиком» и записан в числе первых наставников[63][70].

Из письма императора Феодосия II армянскому католикосу (Хоренаци, III, 57):

    «Повелев рассмотреть письмо, мы узнали содержание изложенного тобой и тяжко обвинили тебя за то, что ты всем сердцем предался царю язычников, а нам не счёл нужным представиться даже письменно. И в ещё большей степени вменяем тебе в вину то, что, пренебрегая мудрецами нашего города, ты обратился за научными открытиями к каким-то сирийцам. Поэтому мы были удовлетворены тем, что наши подданные пренебрегли таким учением… Но так как Месроп рассказал нам, что своим возникновением это искусство обязано благодати свыше, то мы распорядились, чтобы обучались [у него] со всем усердием…»

Все затраты и прочие издержки по обучению грамоте и распространению христианства оплачивались из византийской казны. Вероятно были проведены параллельные переговоры и с кесарийским престолом. Согласно некоторым исследованиям позитивное отношение к миссии Маштоца со стороны византийского двора имело также политическую подоплёку на фоне усиления политического влияния Сасанидов в Армении[71] . Несмотря на это, высокий трон и патриарх обвинили армянского католикоса Саака в том, что он и Маштоц в деле создания армянского алфавита не обратились к византийским учёным, и армянская церковь, тем самым, стремится к освобождению от всякого византийского влияния.

Из письма греческого патриарха Аттика к армянскому католикосу (Хоренаци, III, 57):

    "Воздаём большую благодарность Богу за твою добрую славу посреди такого варварского народа, но не освобождаем от обвине­ния в том, что ты не сразу вспомнил о любезности (нам) твоих блаженных отцов Нерсеса и Григора… Ныне же велением самодержца Августа [72] тебе даруется право обучать в нашей стороне и либо подчинить, либо изгнать из своего (епископского) удела Ересь борборитов. Посланного же тобой Месропа мы рукоположили экклесиастиком.»

Первые армянские школы в Западной Армении Месроп открыл между 420—422 гг.[73] с помощью полководца Анатолия. Согласно поручению патриарха Аттика, в течение этой миссии Маштоц вёл ожесточённую борьбу против гностической секты «борборитов». Маштоц привёз также императорский приказ полководцу Анатолию об укреплении города Карин и его переименовании в Феодосиополь[74].

Когда Маштоц вернулся из Западной Армении, он предстал перед новым царём Армении Арташесом IV (422—428 гг.) с докладом о своей миссии в Византии. Деятельность Маштоца в византийской части Армении совпала с обострением политической ситуации в Армении в целом [75] и византийско-сасанидских отношений в частности[76].

Второй визит в Западную Армению Маштоц нанёс в конце 420-х годов: он посетил провинцию Бардзр Айк (Высокая Армения). В области Шалгомк Месроп обучил первую группу жителей. В областях Спер, Дерджан и Екелеац он оставил помощников из своих учеников, и прибыл в Айрарат, откуда последовал на прежнее своё место жительства — в область Голтн[77]. К сожалению в это же время усилились антиармянские репрессии со стороны персидского самодержца Варахрана V-го. Армянское царство было упразднено (428 год), а католикос Саак низложен. Активная фаза миссионерской деятельности Месропа Маштоца в основном завершилась.

Репрессии Варахрана V-го

В 428-году под предлогом иска со стороны самих армянских нахараров[78] Варахран V низложил своего вассала, молодого Арташеса IV. По различным обвинениями он и католикос Саак Партев вместе с группой знатных вельмож были вызваны в сасанидскую столицу Ктесифон. Представ перед судом Варахрана V, католикос Саак и армянский царь были окончательно низложены и арестованы. С 428 по 432 гг. Месроп Маштоц практически был одинок в своих действиях, которые с тех пор не носили масштабного миссионерского характера. В Армению в качестве католикоса был отправлен некий Сурмак[78]. Через год он практически был изгнан из страны. На этот раз его сменил ассириец Брикшо,[78] который также был отвергнут в Армении. Надо полагать, что Маштоц, как вторая после Саака Партева религиозно-общественная фигура в стране, сыграл важную роль в этих событиях. Примечательно, что уже в 432 году Маштоц не присоединяется к группе армянских князей, которые от Варахрана V-го требовали освободить католикоса Саака и восстановить его право на патриаршество[79]. Маштоц в обращении к Варахрану V предложил кандидатуру малоизвестного Тирука Заришатци. Такой шаг возможно объяснить лишь осознанием Маштоцем глубоких изменений в политической обстановке страны. Вопрос политических и религиозных репрессий в Армении спровоцировал даже вмешательство со стороны христианской Византии[80]. Варахран V, однако, освобождает Саака, но с ограниченными правами. Католикосом был признан некий Шамуел. Саак Партев был отправлен вглубь страны, в провинцию Багреванд, а Месроп Маштоц назначен им в качестве местоблюстителя[81]. Как и в случае со своими предшественниками Шамуел был практически проигнорирован армянским духовенством. Саак Партев находился на патриаршеском престоле лишь номинально. Маштоц в Вагаршапате практически исполнял функции армянского католикоса[82]. Он так и не стал официально армянским католикосом, несмотря на то, что после смерти Шамуела (ок.437) и Саака, Маштоц был единственным предводителем армянской церкви. Причиной этого, вероятно, стало его крестьянское незнатное происхождение.

Визит в Кавказскую Албанию и Иберию. Цари Арсвал и Бакур

Древнеармянские авторы сообщают, что до своего первого визита в Западную Армению Маштоц побывал в Иберии, где с помощью переводчика Джага составил письмена иверского языка. Ему содействовали в этом царь Бакур и епископ страны Моисей[57][84]. Историческая концепция создания Маштоцем древнегрузинского алфавита поддерживается авторитетными энциклопедиями[85][86][87][88] и наибольшим числом авторитетных мировых специалистов[89][90][91][92].

    …И вот тех, которые были собраны из отдельных и разрозненных племён, он (Маштоц) связал божественными заветами и сделал их единым народом, восхваляющим единого бога…[93]

Согласно Корюну в начале 420-гг с неким иереем переводчиком Бениамином Маштоц создал письмена для алуанцев[63]. Хоренаци уточняет, что это было племя гаргарцев[57][94]. Затем Маштоц лично прибыл в Кавказскую Албанию, где встретился с царём Арсвалом и епископом Иеремией, способствовал распространению албанской письменности, изобретённой им же[94].

Тогда же на пути из Албании Месроп Маштоц прибыл в Гардман (см. также Утик). Гардманский князь Хурс предоставил в распоряжение Месропа все своё княжество. Находясь там, он получил приглашение от Ашуши Гугаркского прибыть в его владения, в область Таширк. Во время второго визита в Иберию Маштоцу всячески помогал иберский царь Арчил I[58][77][95]. В Иберии он также оставил учителей из своих учеников. В это время одним из самых дальних миссионерских путешествий Месропа Маштоца становится его визит в край Баласакан, в древнюю Каспиану[96]. Борьба против язычества в отдалённых краях Закавказья была приоритетом для всей Армении, ибо Баласакан оказался центром языческого движения, откуда язычники проникали вглубь страны[77]. Местные христиане во главе с епископом Муше оказывают Маштоцу большую помощь. Деятельность Маштоца в Баласакане была довольно масштабной: большую часть язычников он выселил вплоть до владений гуннов, то есть севернее Кавказского хребта[77]. Нужно отметить, что в своей антисектантской и антиязыческой борьбе Месроп Маштоц нередко применял жёсткие меры, в частности как в 420—422 годах против борборитов в Византии, так и здесь в Баласакане языческие общины фактически были выселены.

Последние годы жизни и перевод Библии

Для лучшего просвещения страны Месроп Маштоц и католикос Саак отправили своих учеников Езника Кохбаци, Корюна и некоторых других в Византию и северную Месопотамию. В Византии их принял архиепископ Максимиан (431—434)[77]. По возвращении в Армению, в городе Аштишате ученики доставили Месропу и Сааку письма и каноны Эфесского собора, а также достоверный экземпляр Библии. В связи с интригами вокруг деятельности бывшего греческого патриарха Нестория, Маштоц поддерживал связь с главами византийской церкви Кириллом Александрийским, Проклом Константинопольским и др., которые предупреждали о возможном существовании в Армении идеологов несторианства[97].

Между 432—435 годами Маштоц с католикосом Сааком и своими учениками закончил перевод Библии, работа над которым велась ещё в первые годы создания армянского алфавита. В работе над переводом Библии важную роль сыграли их ученики, которые во главе Мовсеса Хоренаци были отправлены для высшей учёбы в Александрию[98]. Кроме библейских книг под руководством Месропа Маштоца были переведены многие труды античных авторов, в частности «Экклесиастика» Евсевия Панфила и т. д.[99]

    И в это время, несомненно, стала чудесной наша желанная и благодатная страна Армения, куда нежданно, благодаря двум равным мужам, прибыли и стали говорить по-армянски законоучитель Моисей вместе с сонмом пророков, и шествующий впереди Павел со всем отрядом апостолов и с животворящим Евангелием Христа[100].

В последние годы своей деятельности Маштоц был одинок. Сасанидские власти выживали армянского католикоса, который утвердил Месропа в соборной церкви (что в городе Вагаршапате), а сам уединился в провинции страны. После смерти Саака Партева († 439) на патриарший престол по воле Маштоца был назначен его ученик, священник Иовсеп Вайоцдзорци[102].

Месроп не только вёл обширную просветительскую деятельность, но и был влиятельным общественным деятелем. Его биограф Корюн пишет : «Для многих узников и заключённых и трепещущих перед лицом насильников он добился отпущения, вызволив их всесильной силой Христа. Он разорвал много несправедливых долговых обязательств…»[103].

Маштоц посвятил 45 лет проповедованию христианства и 35 лет распространению армянской письменности. Скончался после непродолжительной болезни в городе Вагаршапате. Правитель Армении Ваан Аматуни и Амаяк Мамиконян, брат полководца Вардана Мамиконяна, с почестями похоронили Месропа в селе Ошакан, где на могиле в 443 году была построена церковь [104] (она находится в 30 км от Еревана).

Армянская апостольская церковь причислила его к лику святых.

Алфавит

Армянский алфавит изначально состоял из 36 букв, из которых 7 являлись гласными звуками, а 29 букв — согласными. При наличии десятков диалектов Маштоц определил фонетические нормы для общего литературного языка, выбрал один из видов письма, в частности слева направо (как в греческом), а не справа налево (как в ассирийском). Им были определены орфографические нормы древнеармянского литературного языка.

        Этот алфавит был создан гениальным человеком с поразительным чувством родины—был создан однажды и навсегда,— он совершенен. Тот человек был подобен богу в дни творения … Он такой же факт, как этот алфавит. Имя его Месроп Маштоц[106].

Основные принципы, которых придерживался Месроп, создавая армянский алфавит, были следующие: 1) каждой букве соответствует один звук, каждому звуку — одна буква, исключение составляет только буква «ու» (y), которая состоит из двух буквенных знаков и не входит в алфавит; в этом случае Месроп просто следует греческому алфавиту, в котором звук у графически представлен двумя знаками o и v (> o v); 2) принимается горизонтальное письмо слева направо, в то время как большинство современных Месропу алфавитов придерживались обратного направления — справа налево; преимущество первого очевидно;[источник не указан 346 дней] 3) в армянском алфавите нет диакритических знаков, характерных для большинства алфавитов того времени, в том числе и греческого, в которых над, под или рядом с буквами ставились особые знаки, призванные уточнить их произношение ; 4) как и для любого живого языка, для армянского языка V века было характерно неодинаковое произношение звуков в разных областях страны, что в какой-то степени нарушало единство произношения. Месропу удалось обойти эти различия и создать так называемое фонемное письмо, представляющее единую звуковую систему армянского языка.

В XII веке были добавлены ещё две буквы: гласная «Օ» (ò) и согласная «Ֆ» (f). До этого для обозначения данных звуков использовались соответственно «Փ» (p’) и «աւ» (aw). Лингвисты называют армянский алфавит одним из трёх самых совершенных в мире[107]. Считается, что (как и в случае с кириллицей) костяк маштоцевского алфавита употреблялся в Армении задолго до «изобретателя» (как вариант древнесемитского письма). Есть также гипотеза о том, что его отменили с принятием христианства, а Маштоц был инициатором его восстановления и огосударствления. В средние века использовались виды письма «еркатагир», «грчагир», «нотргир», «шхагир», притом со временем графика букв изменилась от квадратных форм к более округлым.

Творчество

Шараканы

Месроп Маштоц в последние годы занимался в основном переводами, писал церковные стихотворения, церковно-религиозные трактаты. Его произведения являются древнейшими образцами древнеармянской церковной поэзии — творчества Шараканов («Шараканы покаяния») — и лежат в основе армянских духовных песнопений и гимнов. Они составляют важнейшую часть древнеармянского «Шаракноца» (Гимнария). Из его произведений до нашего времени дошли около 130 церковных стихотворений. Творчество Маштоца насыщено гуманизмом и ярким человеческим состраданием.
«     

Бурными волнами сотрясает меня
вихрь моего беззакония, —
Царь-миротворец, помоги мне!
И несут меня волны по пучинам моря греховного, —
Добрый кормчий, спаси меня! [108]
    »

Лирический диалог Маштоца со Всевышним наполнен человеческими эмоциями, нередко он создаёт драматические картины, подчёркивая духовную немощь простого смертного и его слабость перед Богом.

Поэзия Маштоца представляет собой искреннюю беседу с Господом. Он учит надежде на духовное спасение.
«     

Надежда моя в детстве моем —
Не оставь меня, мой Господи Боже!
Надежда моя в старости моей —
Не оставь меня, мой Господи Боже!
Надежда моя в день второго пришествия -
Не оставь меня, мой Господи Боже!
    »

Наиболее известные шараканы «Милосердный Отче!..», «Единосущий зиждитель…», «Боже многомилостивый!..», «В смятенье моем…», «Слезы раскаянья…» и т. д.

«Многовещательные речи»

Месроп Маштоц основатель армянской патристики. Он является автором сборника «Многовещательные речи»[109] , долгое время приписываемого Григорию Просветителю[110]. В «Многовещательных речах» Маштоц высказывает идеалистические взгляды на религию и общество.

Легенды о Маштоце

Одна из старейших легенд о жизни и деятельности Месропа Маштоца записана в «Истории» Вардана Великого (XIII век). Согласно этой легенде Бог, услышав долгие просьбы и молитвы Маштоца, изобразил армянские буквы на одной горе в провинции Балу, которые, якобы, до сих пор видны местным жителям. Легенда рассказывает, что жители почитали это место святыней[111]. В Балу, близ горы св. Месроп, есть местечко похожее на каменистую могилу, согласно легенде жители именно это место считали местом создания армянского алфавита, ходили на паломничество и называли его «могилой Маштоца»[112]. Другая средневековая легенда гласит, что Маштоц и Саак с целью изобретения алфавита на сорок дней уединились в пещерах. Во время ночного видения ангел показал им на камне семь букв армянского алфавита. Получив желанное они спускаются с гор[113]. Легенда рассказывает, что во время похорон Маштоца на пути из Вагаршапата в Ошакан люди поставили гроб на одном камне чтобы отдохнуть от жары, и вдруг из камня потекла вода, люди пили эту воду, утоляя жажду[114]. По другой легенде, Маштоц в момент смерти просит хацикцев поставить его тело на телеге, и куда его повезут волы, там и похоронить. Телега останавливается перед домом одного бедного крестьянина, и хацикцы, считая это место слишком неподходящим, хоронят там только мизинец Маштоца, после чего на месте строят часовню, которая становится местом паломничества[115].

Ученики

Вокруг Месропа Маштоца образовалась целая плеяда писателей и переводчиков, которые деятельно способствовали христианизации Армении и распространению в ней просвещения. Армянские историографы и учёные V века почти все были учениками Месропа Маштоца.

    * Мовсес Хоренаци — крупнейший армянский средневековый историк. В 480-е гг. написал свою знаменитую «Историю Армении».

    * Корюн — один из старших учеников Маштоца, приближённый Хоренаци. После смерти учителя в 450-е написал «Житие Маштоца».

    * Езник Кохбаци — богослов, автор знаменитой «Книги опровержений» (о добре и зле). Один из крупных теологов христианства и зороастризма.

    * Иовсеп Вайоцдзорци — католикос Армении, духовный лидер страны в течение более 10 лет.

    * Вардан Мамиконян — крупнейший средневековый военный деятель Армении, герой и предводитель армянских войск в Аварайрской битве.

В «Истории св. патриарха Саака и вардапета Маштоца» [116] неизвестного автора IX века упомянуты также Мамбрэ (брат Мовсеса Хоренаци), Ардзан Арцруни,[117] Аган Арцруни [118] и Муше[119].

Миссия Маштоца в истории Армении

Благодаря деятельности Месропа Маштоца армянский народ вновь обрёл национальную письменность, армянский язык был объявлен в качестве государственного (404 г.). Христианство окончательно закрепилось в армянском народе, и в будущем совместно с письменностью стало опорой армян в борьбе против ассимиляции. Если с 301 года народ исповедовал христианскую религию лишь номинально, то уже в 451 году армяне вышли на Аварайрскую битву.

    «Народ, который породил таких мужей и почитает их, как своих героев, и следует их примеру, никогда не погибнет»[120]

Месроп Маштоц — первый армянский учитель. Современная армянская письменность, созданная Месропом, стала одним из краеугольных камней Армянской церкви, оказавшей огромное духовное влияние на армянский народ в те долгие века, пока Армения находилась под властью других государств.

Истории редко известны имена создателей алфавитов в древности. Месроп Маштоц — первый исторический деятель, создание которым письменной системы связано не с легендой (например, как с автором готского (или мезоготского) алфавита Вульфилой, IV в.), а документально подтверждено. Маштоц не только создатель алфавита, но также великий просветитель, который, в отличие от других изобретателей систем письма, лично открывал школы в разных провинциях страны и способствовал распространению грамотности.

Источники

    * Основным первоисточником информации о жизни и деятельности Месропа Маштоца является труд «Житие Маштоца» его ученика и биографа Корюна. Труд написан в 450-е гг. по поручению католикоса Иовсепа Вайоцдзорци. Основные рукописи восходят к XIV веку.

    * В исторической науке следующим наиважнейшим источником считается «История Армении» Мовсеса Хоренаци, одного из младших учеников Маштоца, тоже современника и очевидца его деятельности. Рукописи с IX—XII веков.

    * «Историю Армении» Лазара Парпеци принято считать третьим первоисточником. Автор жил во второй половине V столетия. Его учителем был ученик Маштоца Аган Арцруни. В его Истории есть важные сведения дополняющие сообщения Корюна и Хоренаци.

    * О жизни и деятельности Маштоца пишут также авторы более позднего времени, такие как Мовсес Каганкатваци, Киракос Гандзакеци, Товма Арцруни, Михаил Сириец и другие. Они, однако, в большей степени повторяют историографов V века, добавляя лишь некоторые легенды и предания распространённые среди народа в их эпоху. Численность наименований исторических первоисточников превышает 30 имён.

Труды

    * «Многовещательные речи», Эчмиадзин, 1894 (арм.)
    * «Шаракан», Ереван, 1990

Фильмы о нём

    * Месроп Маштоц Armenfilm 35mm. режиссёр, Левон Мкртчян — 1988


Серии советских марок (СССР):
Советские марки и серии (СССР):
Наименование Год выпуска Рубрика
Скульптурный портрет М. Маштоца 1962 Наука и образование