Товар успешно добавлен в корзину.

MarkiMira.ru - почтовые марки со всего мира!

info@markimira.ruКОНТАКТЫ
0товаров
Корзина0 товаров на сумму 0.00 руб
Баграмян И. X.
Ива́н Христофо́рович (Оване́с Хачату́рович) Баграмя́н (арм. Հովհաննես Խաչատուրի Բաղրամյան; 20 ноября (2 декабря) 1897 года, село Чардахлу (Чардахлы) — 21 сентября 1982, Москва) — советский военачальник, дважды Герой Советского Союза, кавалер семи орденов Ленина, Маршал Советского Союза, член ЦК КПСС.

Ранняя биография и Гражданская война

Родился 20 ноября (2 декабря) 1897 года в селении Чардахлу (Чардахлы), Елизаветпольской губернии (ныне Шамкирский район Азербайджана), в бедной армянской семье. По рождению — Ованес Хачатурович. Отец, Хачатур Карапетович, работал на железной дороге, самостоятельно получил образование и стал артельным старостой. Мать, Мариам Артемовна, из семьи сельского кузнеца, целиком посвятила себя воспитанию детей.

Начальное образование получил в армянской церковно-приходской школе в Елизаветполе (ныне Гянджа). Затем в 1907—1912 учился в железнодорожном училище в Тифлисе (ныне Тбилиси), а в 1912—1915 — в техническом училище, по окончании которого стал техником-практиком.

Как написал сам И. Х. Баграмян в автобиографии для личного дела:

    «С 9-летнего возраста с большим старанием и усердием учился в двухклассном ж.д. училище, а затем при большом материальном напряжении для родителей — в Тифлисском ж.д. техническом училище (1912—1915). Оба училища окончил с отличными оценками».

Проработав всего несколько месяцев на железной дороге, в 1915 вступил добровольцем в армию. Службу начал в запасном пехотном батальоне, затем продолжил её во 2-м приграничном пехотном полку и до января 1917 служил в Кавказском запасном кавалерийском полку. Как человек храбрый и образованный, Баграмян был направлен в школу прапорщиков, которую окончил в 1917 году.

После Февральской революции поддержал армянскую националистическую партию «Дашнакцутюн» и после обретения Арменией независимости принимал участие в боевых действиях против турецких войск в составе 3-го стрелкового и 1-го кавалерийского полков армянской дивизии Первой Армянской Республики под командованием генерала М. Силикяна. Командовал ротой, сабельным эскадроном.

В декабре 1920 присоединился к восставшим против дашнакского правительства, добровольно вступил в Армянскую Красную армию в качестве командира эскадрона 1-го Армянского полка. На командных должностях в составе 11-й армии, принимал участие в ликвидации вооружённых отрядов дашнаков и установлении Советской власти на севере Армении, а затем в Грузии.

До февраля 1921 года оставался командиром эскадрона, помощником командира по хозяйственной части. В марте — сентябре 1921 года занимал должность секретаря Военного представительства Армянской ССР в Грузии, после чего вернулся на прежнюю должность.

До декабря 1923 года был заведующим разведкой полка.

По завершениия Гражданской войны окончил курсы усовершенствования комсостава и в 1923 году был назначен командиром Ленинаканского кавалерийского полка в армянскую стрелковую дивизию.

Осенью 1924 был направлен в Ленинград на учёбу в Высшую кавалерийскую школу. Вместе с ним её слушателями стали такие известные в последующем военачальники, как Г. К. Жуков, А. И. Еременко, В. И. Чистяков, П. Л. Романенко, К. К. Рокоссовский. Вскоре Высшая кавшкола была переименована в Кавалерийские курсы усовершенствования командного состава конницы РККА (ККУКС), а время обучения сокращено с двух лет до одного года.

По окончании курсов в 1925 году Баграмян вернулся в свою дивизию на прежнюю должность, где служил до 1931. В 1931 он окончил курсы усовершенствования высшего начсостава и в том же году поступил в Военную академию им. М. В. Фрунзе.

В академической аттестации на И. Х. Баграмяна указывалось:

    «Широкий общий и политический кругозор. Исключительная культурность в работе. Большая военная эрудиция. Волевой характер. Дисциплинированность безупречная. На всех трех курсах программу освоил хорошо и отлично. Вопросами управления в масштабе стрелковой и кавалерийской дивизий овладел вполне. Курс академии окончил по 1-му разряду. Может быть начальником оперативного отдела штаба кавалерийского корпуса, в дальнейшем — адъюнктом академии».

После выпуска из академии в июне 1934 года получил назначение на должность начальника оперативного штаба 5-й кавалерийской дивизии в Киевском военном округе, которым руководил до 1936 года.

29 ноября 1935 года ему было присвоено звание полковник.

В октябре 1936 назначается на должность начальника оперативного отдела штаба армии. Во время массовых чисток РККА на него, служившего в «буржуазной армянской армии», был собран компрометирующий материал, но будущий полководец был спасен благодаря заступничеству А. И. Микояна.

Осенью 1936 года И. Х. Баграмян попал в первый набор Академии Генерального Штаба, где учился в одной группе с комбригом В. Е. Климовских, комбригом И. Бебрисом, полковниками Н. Е. Аргуновым, В. П. Свиридовым, К. Ф. Скоробогаткиным, С. Г. Трофименко.

При окончании академии в октябре 1938 года в академической аттестации на Баграмяна указывалось:

    «Курс академии заканчивает в числе передовиков с отличными оценками по всем предметам. Общее и военное развитие хорошее. Над оперативным искусством работает настойчиво, анализируя каждый вопрос и стараясь найти ему теоретическое обоснование. Во фронтовой игре выполнял обязанности начальника штаба армии, полностью справился со своими задачами. Дисциплинированный, волевой командир. Может быть использован в качестве преподавателя академии».

И. Х. Баграмян действительно был оставлен в академии старшим преподавателем кафедры тактики высших соединений. Здесь он приобщился к творческой деятельности, разрабатывая по курсу оперативного искусства задачу на тему «Действия конно-механизированной группы в наступательной операции войск фронта». В отличие от своих однокурсников, убывших в войска и постепенно растущих в должностях и званиях, Баграмян все время своей службы в академии, продолжавшейся до осени 1940 года, оставался на одном и том же месте и в том же звании полковника. В сентябре 1940 года он, наконец, получил назначение в войска на должность начальника оперативного отдела штаба 12-й армии Киевского особого военного округа (КОВО). Уже в ноябре 1940 года он был переведен на должность начальника оперативного отдела — заместителя начальника штаба Киевского Особого Военного Округа.

В 1941 году И. Х. Баграмян стал членом ВКП(б).

Период Великой Отечественной войны

В начале Великой Отечественной войны — начальник оперативного отдела штаба Юго-Западного фронта, начальник оперативной группы Юго-Западного направления и начальник штаба Юго-Западного фронта. С июля 1942 командовал армией, с ноября 1943 — войсками 1-го Прибалтийского фронта (с марта 1945 — Земландская группа войск), с апреля 1945 — войсками 3-го Белорусского фронта.

1941

С началом войны Киевский особый военный округ был преобразован в Юго-Западный фронт. Оставаясь в должности начальника оперативного управления — заместителя начальника штаба этого фронта, И. Х. Баграмян в ходе Львовско-Черновицкой (июнь-июль) и Киевской (июль — сентябрь) стратегических оборонительных операций участвовал в организации первых крупных контрударов мехкорпусов в районе Дубно, Ровно и Луцка. Несмотря на значительное численное превосходство сил Красной Армии, указанные операции успеха не имели. Под Дубно погибли части 4-го, 15-го и 16-го, а также 9-го, 19-го и 22-го механизированных корпусов Красной Армии из состава Юго-Западного фронтаПо количеству бронетехники столкновение было сравнимо лишь с битвой под Курском[2]. К 29 июня сражение было завершено, и германские войска продолжили наступление[3].

Баграмян принимал участие и в обороне Киева в августе-сентябре 1941, закончившейся небывалой катастрофой. Запоздалое решение об отводе войск Юго-Западного фронта привело к тому, что к 18 сентября 1941 года четыре армии и штаб фронта оказались в окружении. Своевременно возглавив передовой отряд штабной колонны, И. Х. Баграмян благополучно миновал немецкие заслоны, в отличие от командующего фронтом Кирпоноса; начальника штаба фронта Тупикова (непосредственный начальник Баграмяна); члена Военного совета фронта, секретаря ЦК КП(б) Украины Бурмистенко и десятков других генералов, погибших или попавших в плен. В переходе по тылам противника к его отряду присоединялись различные разрозненные части, и в результате Баграмян вывел из окружения группу войск численностью до 20 тыс.

6 ноября 1941 И. Х. Баграмян был награждён своим первым орденом Красного Знамени.

В трудные дни битвы за Москву по разработанному И. Х. Баграмяном замыслу и при активном его участии в управлении войсками было проведено контрнаступление советских войск в районе Ростова-на-Дону. В ходе этой операции противник был успешно выбит из города.

Перед началом контрнаступления под Москвой Баграмян, назначенный начальником штаба подвижной группы войск Юго-Западного фронта на московском направлении, разработал эффективный план разгрома 2-й немецкой армии, прорвавшейся в район Ельца. В результате Елецкой наступательной операции в декабре 1941 года войска правого крыла Юго-Западного фронта продвинулись на 80-100 км, ликвидировав Елецкий выступ, и способствовали успеху других фронтов, участвовавших в контрнаступлении под Москвой.

27 декабря 1941 года за отличную работу на штабной должности в удачно действовавших группах И. Х. Баграмяну было присвоено воинское звание генерал-лейтенант, и 28 декабря он был назначен начальником штаба Юго-Западного направления. В новой должности он участвовал в планировании Барвенково-Лозовской операции, в результате которой во второй половине января 1942 войска Юго-Западного и Южного фронтов прорвали оборону противника на фронте протяженностью 100 км и продвинулись на 90-100 км на запад и юго-запад, поставив под угрозу коммуникации донбасской группировки противника и сковав на этом направлении значительные его силы. Осуществив мощный прорыв по направлению на Изюм (город), советские войска перерезали железную дорогу Днепропетровск-Сталино — главный путь снабжения немецкой 1-й танковой армии, захватили главную базу снабжения 17-й армии у Лозовой и создали мощный выступ на Северском Донце возле Изюма, откуда угрожали Харькову и основным переправам через Днепр.
декабрь 1941 — май 1942

Однако и эта операция вскоре обернулась катастрофой: в середине мая 1-я танковая армия вермахта нанесла удар по основанию плацдарма с юга, отрезав его от основных сил. Войска Красной Армии, находившиеся на плацдарме оказались в западне, получившей название «барвенковской». Несмотря на все усилия, вырваться удалось не более десятой части окруженных[4]. Советские потери составили 277 тыс. человек, из них 171 тыс. — безвозвратно[5].

1942—1943

В личном деле И. Х. Баграмяна есть боевая характеристика на него как начальника оперативного управления штаба Юго-Западного фронта, подписанная генералом П. И. Бодиным 2 января 1942:

    «Порученное дело оперативного руководства в штабе фронта выполняет с большой ответственностью. Внимательно следит за ходом борьбы на боевых рубежах, своевременно обращая внимание командования на особенность обстановки для принятия больших и малых решений. В период выхода войск Юго-Западного фронта из окружения генерал-лейтенант Баграмян лично на самолете доставил боевой приказ командования фронтом о действиях в сложившихся условиях, а затем многое сделал для успешного отвода войск Юго-Западного фронта из-под ударов противника. В период отхода лично руководил боевыми действиями отдельных групп бойцов и командиров, содействуя отходу более крупных частей из окружения».

С 1 апреля 1942 И. Х. Баграмян без освобождения от должности начальника штаба Юго-Западного направления одновременно возглавил штаб Юго-Западного фронта.

Весной 1942 как начальник штаба Юго-Западного направления И. Х. Баграмян являлся одним из основных разработчиков Харьковской наступательной операции, завершившейся катастрофой. Вместе с П. И. Бодиным, ознакомившись с данными разведки и просчитав соотношение сил, они пришли к выводу, что наступать нецелесообразно[источник не указан 329 дней]. Однако главком Юго-Западного направления С. К. Тимошенко и член Военного совета Н. С. Хрущев были за проведение операции. В результате ряда ошибок начавшееся в мае 1942 с Барвенковского выступа наступление с целью овладения Харьковом не получило должного завершения, немецким войскам удалось окружить значительную группировку советских войск, расчленить её и ликвидировать. В результате этой катастрофы противник получил возможность прорваться на Кавказ и к Сталинграду. Несмотря на то, что все решения в ходе боевых действий принимали Тимошенко и Хрущев, Сталин назвал Баграмяна главным виновником поражения. От суда военного трибунала его спас Г. К. Жуков, заявивший Сталину, что вина за провал Харьковской операции лежит отчасти на Ставке и Генеральном штабе. Жуков отметил также, что опытных военачальников не хватает, и поручился за Баграмяна.

23 июня 1942 Юго-Западное направление было упразднено.

А 26 июня 1942 года И. В. Сталин отправил личное письмо командованию Юго-Западного фронта, в котором говорилось:

    «Мы здесь в Москве — члены Комитета Обороны и люди из Генштаба решили снять с поста начальника штаба Юго-Западного фронта тов. Баграмяна.
    Тов. Баграмян не удовлетворяет Ставку не только как начальник штаба, призванный укреплять СВЯЗЬ И РУКОВОДСТВО армиями, но не удовлетворяет Ставку и как простой информатор, обязанный честно и правдиво сообщать в Ставку о положении на фронте.
    Более того, т. Баграмян оказался неспособным извлечь урок из той катастрофы, которая разразилась на Юго-Западном фронте. В течение каких-либо трех недель Юго-Западный фронт, благодаря своему легкомыслию, не только проиграл наполовину выигранную, Харьковскую операцию, но успел еще отдать противнику 10-20 дивизий. Это катастрофа, которая по своим пагубным результатам равносильна катастрофе с Ренненкампфом и Самсоновым в Восточной Пруссии. После всего случившегося тов. Баграмян мог бы при желании извлечь урок и научиться чему-либо. К сожалению, этого пока не видно. Теперь, как и до катастрофы, связь штаба с армиями остается неудовлетворительной, информация недоброкачественная…
    Тов. Баграмян назначается начальником штаба 28-й армии. Если тов. Баграмян покажет себя с хорошей стороны в качестве начальника штаба армии, то я поставлю вопрос о том, чтобы дать ему потом возможность двигаться дальше. Понятно, что дело здесь не только в тов. Баграмяне. Речь идет также об ошибках всех членов Военного совета и, прежде всего тов. Тимошенко и тов. Хрущева. Если бы мы сообщили стране во всей полноте о той катастрофе с потерей 18-20 дивизий, которую пережил фронт и продолжает еще переживать, то я боюсь, что с Вами поступили бы очень круто…»

К моменту прибытия И. Х. Баграмяна 28-я армия находилась в плачевном состоянии. Управление армией, действовавшей к началу июля 1942 под Россошью, было расстроено. 7 июля 1942 года город был взят немецкими войсками практически без боя. Перед Баграмяном снова нависла угроза военного трибунала. После нового вмешательства Г. К. Жукова он был откомандирован на Западный фронт, где стал заместителем командующего 61-й армии, но находился в этой должности недолго и уже 13 июля 1942 года сменил назначенного командующим фронтом К. К. Рокоссовского на посту командующего 16-й армией.

Сражаясь на центральном направлении, 16-я армия в осенних боях и в зимнем наступлении 1942/43 годов нанесла существенный урон противнику. Под командованием И. Х. Баграмяна она в августе 1942 года отразила удар группировки противника и в феврале-марте 1943 года провела наступательную операцию, прорвав глубоко эшелонированную оборону севернее Жиздры. 16 апреля 1943 года за успешные боевые действия, за мужество и героизм, за высокую организованность и дисциплину личного состава 16-я армия была удостоена звания гвардейской и переименована в 11-ю гвардейскую армию. А командующий армией генерал-лейтенант И. Х. Баграмян 9 апреля 1943 был награждён орденом Кутузова I степени.

Ещё весной 1943 советское командование приступило к разработке мощных наступательных операций по разгрому группировок противника под Орлом и Курском. План «Орловской стратегической операции», получившей в последующем кодовое наименование «Кутузов», обсуждался в Ставке ВГК в конце апреля 1943. Кроме командующих фронтами на него были приглашены также командующие смежных левофланговой 61-й армии Западного фронта ген. П. А. Белов и правофланговой 11-й гвардейской армии Брянского фронта ген. И. Х. Баграмян. В ходе совещания Баграмян выступил со своими предложениями по проведению операции, состоявшими в том, чтобы в её начале ударом смежных армий фронтов по сходящимся направлениям окружить и уничтожить Болховскую группировку, что поставит под угрозу пути отхода всей Орловской группировки противника, а затем перенацелить армии на предусмотренные общим замыслом направления. Командующие фронтов выступили с возражениями, но И. В. Сталин поддержал предложения Баграмяна. 12 июля 1943 года, после того как ударные группировки вермахта, предпринявшие в ходе операции «Цитадель» наступление с Орловского плацдарма, были измотаны в оборонительном сражении, войска Брянского фронта, включая 11-ю гвардейскую армию, начали Орловскую операцию. Фланговый удар армии Баграмяна оказался неожиданным для противника. За два первых дня операции её войска вклинились в немецкую оборону более чем на 25 км и устремились на юг. Чтобы остановить наступающих, немецкое командование приступило к переброске своих войск с оборонительных участков восточнее и южнее Орла. В результате темп наступления Брянского фронта возрос, а войска Центрального фронта также успешно начали продвижение на орловском направлении. 29 июля советские войска заняли Болхов, а 5 августа был полностью очищен от противника Орёл.

За проведение Орловской операции 27 августа 1943 года И. Х. Баграмян был награждён орденом Суворова I степени, в тот же день ему было присвоено звание генерал-полковник.

15 ноября 1943 года И. Х. Баграмян был отозван из 11-й гвардейской армии в Москву, 17 ноября ему было присвоено звание генерал армии, а 19 ноября он был назначен командующим войсками 1-го Прибалтийского фронта.

Во второй половине декабря 1943 года войска под его руководством провели Городокскую наступательную операцию, в ходе которой были окружены и уничтожены четыре дивизии вермахта, ликвидирован Городокский выступ противника и созданы благоприятные условий для наступления на Витебск.

Однако предпринятое в декабре «наступление на Витебском направлении» закончилось не совсем удачно — наступавшие войска оказались зажаты в районе Езерища в так называемом «Невельском мешке».

1944—1945

Разрабатывая план летней компании 1944 года, советское верховное командование готовилось к проведению мощной Белорусской стратегической наступательной операции, получившей кодовое наименование «Багратион». Первой в рамках этой операции войска 1-го Прибалтийского фронта во главе с И. Х. Баграмяном осуществили совместно с 3-м Белорусским фронтом Витебско-Оршанскую наступательную операцию. По настоянию командующего фронтом основной удар был нанесен не с казалось бы выгодного плацдарма в центре, а на правом фланге через открытую болотистую местность, затруднявшую скрытное создание ударной группировки и наступательные действия войск. Наступления советских войск отсюда противник совершенно не ожидал. Действуя в условиях лесисто-болотистой местности, с ходу форсируя реки с заболоченными поймами, войска фронта взломали сильно укрепленную глубоко эшелонированную оборону противника под Витебском и, не давая ему опомниться, начали стремительное продвижение на запад. Уже на второй день войска обоих фронтов расширили прорыв немецкой обороны до 30 км в глубину и до 90 км по фронту, форсировали реку Западная Двина. Совместными усилиями они окружили западнее Витебска сильную группировку противника и к 27 июня ликвидировали пять его дивизий. 26 июня были освобождены Витебск и Жлобин, а на следующий день — Орша. 28 июня войска фронта овладели городом Лепель.

Одновременно с завершением Витебско-Оршанской операции 1-й Прибалтийский фронт под командованием И. Х. Баграмяна подготовил и 29 июня начал Полоцкую операцию. В результате её осуществления удалось овладеть мощным полоцким узлом обороны и коммуникациями противника. Войска получили возможность наступать по обоим берегам Западной Двины в направлении на Двинск. В последующей Шяуляйской операции они освободили значительную часть территории Латвии и Литвы, вышли к Рижскому заливу, изолировав немецкую группу армий «Север» в Прибалтике.

29 июля 1944 года за успешную организацию действий войск 1-го Прибалтийского фронта во время Белорусской стратегической операции И. Х. Баграмяну было присвоено звание Героя Советского Союза.

К концу августа 1944 операция «Багратион» была завершена. Фронт продвинулся на запад на 600 км. Были освобождены Белоруссия, часть Литвы и Латвии. Развивая наступление в сентябре-октябре войска И. Х. Баграмяна, в рамках Прибалтийской стратегической операции, совместно с другими фронтами провели Рижскую и Мемельскую операции.

Чтобы полностью отрезать группу армий «Север» от Восточной Пруссии, Ставка решила скрытно перегруппировать главные силы 1-го Прибалтийского фронта из-под Риги в район Шяуляя и нанести удар на Клайпеду (Мемель). И. Х. Баграмян искусно провел манёвр в сжатые сроки, используя для передвижения войск преимущественно ночное время. Всего за шесть суток на расстояние до 200 км были переброшены три общевойсковые, одна танковая армии, большое число отдельных соединений и частей. Это был пример редчайшего по смелости и искусству проведения манёвра главных сил фронта с одного крыла на другое, который в послевоенное время явился предметом изучения в большинстве военных академий. 5 октября войска 1-го Прибалтийского фронта мощным внезапным ударом из района Шяуляя прорвали оборону противника и 10 октября вышли в район Мемеля на побережье Балтийского моря. Путь группе армий «Север» в Восточную Пруссию был полностью закрыт. Свыше 30 немецких дивизий оказались отрезанными в Курляндии.

9 ноября 1944 года И. Х. Баграмян был награждён вторым орденом Красного Знамени.

24 февраля 1945 в соответствии с развитием оперативно-стратегической обстановки 1-й Прибалтийский фронт был упразднен. Из его войск была образована Земландская оперативная группа войск во главе с И. Х. Баграмяном, который одновременно стал заместителем командующего 3-м Белорусским фронтом маршала А. М. Василевского.

На Земландскую оперативную группу войск была возложена задача по взятию города-крепости Кенигсберга, названного Гитлером «абсолютно неприступным бастионом немецкого духа». Войска приступили к штурму Кенигсберга 6 апреля 1945 года. Чтобы обеспечить прорыв мощной многополосной обороны, опиравшейся на фундаментально сооруженные городские форты, было организовано её мощное подавление массой артиллерии, в том числе самого крупного калибра, и бомбоштурмовыми ударами. На взятие фортов и других сооружений шли хорошо подготовленные сильные штурмовые группы. Всего через три дня после начала штурма, 9 апреля, комендант Кенигсбергского гарнизона генерал Ляш, поняв, что дальнейшее сопротивление бесполезно, подписал акт о безоговорочной капитуляции.

19 апреля 1945 года за операцию по овладению городом-крепостью Кенигсберг и уничтожению крупной группировки противника И. Х. Баграмян был награждён вторым орденом Суворова I степени.

26 апреля 1945 И. Х. Баграмян заменил убывающего для подготовки театра военных действий на Дальнем Востоке маршала А. М. Василевского на посту командующего 3-м Белорусским фронтом. Под его командованием войска фронта завершили операцию по уничтожению Земландской группировки противника. 24 июня 1945 года И. Х. Баграмян возглавил сводный полк 1-го Прибалтийского фронта на Параде Победы на Красной площади в Москве.

Послевоенный период

В послевоенное время И. Х. Баграмян занимал различные должности:

В связи с расформированием 3-его Белорусского фронта, 9 июля 1945 И. Х. Баграмян был освобожден от должности заместителя командующего и назначен командующим войсками новообразованного Прибалтийского военного округа. С 1945 по 1954 год — командующий войсками Прибалтийского Военного Округа. С 28 мая 1954 года — Главный инспектор Министерства обороны СССР. На данной должности проработал в 1954—1955 годах.

11 марта 1955 года, И. Х. Баграмяну было присвоено звание Маршал Советского Союза и в том же году, он назначается на должность заместителя Министра обороны СССР.

8 июня 1956 года И. Х. Баграмян становится начальником Высшей военной академии имени К. Е. Ворошилова (в 1958 году переименована в Военную академию Генерального штаба).

2 июня 1958 он вновь назначается заместителем Министра обороны СССР — начальником Тыла Министерства обороны СССР (позднее заместитель Министра обороны СССР — начальник Тыла Вооруженных Сил СССР).

25 апреля 1968 года Баграмян переводится на должность Генерального инспектора Группы генеральных инспекторов Министерства обороны СССР.

С 1952 года И. Х. Баграмян являлся кандидатом в члены ЦК КПСС, а с 1961 года — членом ЦК КПСС. Депутат Верховного Совета СССР 2-10-го созывов (1946—1982).

Маршал Советского Союза дважды Герой Советского Союза Иван Христофорович Баграмян скончался 21 сентября 1982 года. Он был последним из маршалов, командовавших фронтами в Великой Отечественной войне. 23 сентября 1982 года в Центральном Доме Советской Армии в Москве, состоялось прощание с маршалом Баграмяном. Перед гробом стоял почётный караул. В почётном карауле стояли Л. И. Брежнев, Громыко, К. У. Черненко, Соломенцев, Тихонов, М. С. Горбачёв. Урна с прахом прославленного военачальника захоронена в Кремлёвской стене на Красной площади в Москве.

Семья

    * Отец — Баграмян Хачатур Карапетович.
    * Мать — Мариам Артемовна.
    * Супруга — Тамара Амаяковна — находилась с мужем на фронте.
    * Дочь — Маргарита Ивановна, врач-окулист.
    * Приемный сын — Мовсес Иванович, участник Великой Отечественной войны, художник.

Увековечение памяти

    * почтовая марка, посвящённая И. Х. Баграмяну
    * Бронзовый бюст был установлен на его родине в Азербайджанской ССР в городе Кировабаде (ныне Гянджа).
    * В Москве, на доме где жил И. Х. Баграмян, установлена мемориальная доска.
    * В честь Баграмяна названы:

Улицы в Ростове-на-Дону, Москве и Пятигорске, в Ереване — проспект и станция метрополитена.

Награды

    * Дважды Герой Советского Союза (29.07.1944, 1.12.1977)
    * 7 орденов Ленина (29.07.44, 06.11.45, 01.12.47, 02.12.57, 02.12.67, 01.12.72, 01.12.77)
    * Орден Октябрьской Революции (22.02.68)
    * 3 ордена Красного Знамени (06.11.41, 30.11.44, 17.05.51),
    * 2 ордена Суворова 1-й степени (27.08.43, 19.04.45),
    * Орден Кутузова 1-й степени (09.04.43),
    * Орден «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» 3-й степени (30.04.75),
    * Почётное именное оружие:
          o Именная шашка с золотым изображением Государственного герба СССР (22.02.1968)
          o Дамасская сабля — подарок армянского народа
    * Медали
    * Орден Карла Маркса (ГДР)
    * Орден «Народная Республика Болгария» 1 степени (НРБ)
    * Два ордена «Возрождения Польши» степени кавалер
    * Орден Сухэ-Батора (МНР)
    * Медаль «30 лет победы на Халкин-Голе» (МНР)
    * Медаль «50 лет Монгольской Народной Революции» (МНР)
    * Медаль «30 лет Победы на Японией» (МНР)
    * Медаль «50 лет Монгольской Народной Армии» (МНР)
    * Медаль «За укрепление дружбы по оружию» (ЧССР)

В декабре 1947, 1957 и 1967 годов в связи с юбилейными датами рождения И. Х. Баграмян был награждён орденами Ленина, а 1 декабря 1977 года, в связи с 80-тилетием, ему во второй раз было присвоено звание Героя Советского Союза. В феврале 1968 года, в связи с 50-тилетием создания Красной Армии, И. Х. Баграмян был награждён орденом Октябрьской революции.

Все награды И. Х. Баграмяна были переданы на хранение в Музей Вооружённых Сил. По некоторым сведениям два его ордена Суворова I степени в музее потерялись.

Серии советских марок (СССР):
Советские марки и серии (СССР):
Наименование Год выпуска Рубрика
Портрет И. X. Баграмяна 1987 Вооруженные силы